Форум » Командная игра "Next vs Cross-gen" » Next-дуэль 2011. II тур. Батман. "Пропавшим без вести", фик, мини, гет, R, ТЛ/ВУ » Ответить

Next-дуэль 2011. II тур. Батман. "Пропавшим без вести", фик, мини, гет, R, ТЛ/ВУ

Молодая трава: Название: Пропавшим без вести Автор: Lesta~X Беты: hao_grey, КП, Илана Тосс Герои/Пейринг: Тедди Люпин/Виктуар Уизли, Гарри Поттер Рейтинг: R Категория: гет Жанр: приключения, романс Размер: мини (32 тыс. зсп) Саммари: Они ушли и не вернулись. Дисклаймер: Эпилог — Роулинг, остальное — нам. Комментарий: Написано на «Next-дуэль 2011» на Next-форуме. Задание: «Батман. Авторский фик, высокий рейтинг, гет», команда Next Ссылка на работу команды-соперника: "Рыжая", авторский фик, миди, гет, R, Лили Луна Поттер, Драко Малфой, Маркус Флинт, Скорпиус Малфой, Джеймс Сириус Поттер

Ответов - 26

Молодая трава: Вик расправила на коленях карту. Обвела пальцем с обгрызенным ногтем — черт, почти год без нормального маникюра! — контур всего острова, прямо по большим красным буквам, складывающимся в слово «Великобритания». Машину ощутимо тряхнуло, и Вик подскочила на сидении, помяв и без того потрепанную бумагу. — Я же говорил тебе: пристегнись, — проворчал Тед, напряженно следя за дорогой. Если повернуть голову влево и чуть прищуриться — может показаться, что море все еще видно из окна машины. Это было северо-восточное побережье, Стонхейвен — Вик хотела бы там остаться навсегда. Она проигнорировала замечание и снова разгладила карту. Проще всего, конечно, было бы взмахнуть палочкой и пробормотать «Указуй», но… — Не вздумай пользоваться магией, эй! — предупредил Тед, словно прочитав ее мысли. Его голос звучал нарочито весело, но не зря же он окончил Академию Авроров с отличием: Тед умел быть и жестким, и жестоким, притворяясь самым настоящим душкой, — Вик знала это как никто другой. Она обернулась, всмотрелась в его профиль пристально: острый нос, тонкие губы, ровный подбородок… Тед не менял внешность уже почти… сколько? — полгода. Оказывается, это так странно — привыкать. — Я и не пользуюсь, — рассеянно отозвалась Вик, глядя в окно. — Смотри. — Она снова обратилась к карте, и ее палец остановился у красной полосы реки Тей. — Мы уже подъезжаем к Керколди. Много проехали за день, да? Тед кивнул. Он не любил разговаривать за рулем, и Вик это знала, но иногда ей казалось, что пустая болтовня, хотя бы и без малейший реакции, — все же лучше, чем полная тишина или монотонный бубнеж дорожного радио. Она снова уставилась на сине-зеленый мир перед собой: реки, дороги, порты, города. Сколько уже?.. Полтора года. Без вести пропали, ушли и не вернулись — Вик даже с матерью не успела попрощаться. *** …Это было так странно и неожиданно: Тед вернулся в их съемную лондонскую квартиру после работы — все как всегда, ничего необычного, — и странно звенящим голосом приказал паковать вещи. Только самое необходимое, никаких безделушек и всякого хлама, бросил он. Собрались и правда быстро, за каких-то полчаса; выглянув в окно, Вик заметила старую машину дяди Гарри, которую тот подарил Теду на двадцатилетие, и сразу же всё поняла. Дребезжание лифта казалось ей похоронным оркестром; они взяли с собой лишь две дорожные сумки (как будто собирались на отдых в конце сентября) и старую потрепанную папку. «Аврорат. Архив. Дело №23476» — гласила выцветшая надпись. Вик не стала спрашивать, откуда это. Она даже не стала спрашивать, чье это дело. Она знала всё, в том числе и то, что о доме можно забыть. Когда они выезжали из Лондона (стремительно сматывающаяся лента дороги и мелькание огней светофора немного пугали Вик), Тед заговорил — торопливо и тихо, так, что она едва могла его расслышать: — Этот сукин сын вышел из Азкабана десять лет назад. Авроры же не смогли доказать убийство — тогда, в девяносто восьмом, — и он сидел только за пособничество. Я узнал недавно, вот, взял дело — его ведь и не хватится-то никто, я уверен. Там написано, что до войны Долохов жил в Хелмсдейле — это на севере Шотландии, я узнавал. Мы туда поедем, и я его найду. Вик почувствовала, как от лица отхлынула вся краска. Она с трудом открыла бардачок — дверцу заклинивало, — и достала сложенную вчетверо карту. Тед, скорее всего, сунул ее заранее. До Хелмсдейла было далеко. — Ты убьешь его? — тихо спросила Вик спустя некоторое время, глядя прямо перед собой: серый асфальт стелился перед глазами, словно бесконечная пепельная лента. — Убью, — ответил Тед. Выкрутил руль на повороте; визг шин заглушил ее испуганное «Ах!..» После пары минут вязкого молчания он добавил: — Если хочешь, можешь выйти сейчас, — и резко остановил машину. Вик сморгнула. Это был шанс. Шанс выйти, пока не поздно, шанс вернуться домой, к родителям и братьям, туда, где тепло и безопасно, но… но Теда там уже не будет. Никогда. Она дрожащими пальцами пристегнула ремень безопасности. Голос не слушался и прерывался, но, тем не менее, всего лишь одно короткое слово Вик все-таки сумела выговорить: — Поехали. И Тед завел мотор. Деревья, пригородные домики и поля мелькали за окном, сливались в пестрое пятно, а Вик смотрела и смотрела, все еще не веря, что ввязалась в это. Но отступать было поздно. — Преступник должен быть наказан, — прошептала она еле слышно. Кажется, эту фразу Вик где-то слышала или читала — сто лет назад, но вот въелось же в память… — Правильно, — согласился Тед, чуть приподняв уголок губ в странной, немного безумной усмешке. И они поехали в Хелмсдейл. До места добрались быстро, за каких-то три дня. Нашли ту самую улицу и дом, но Долохова там не оказалось. Соседи не знали, кто это вообще такой, а одна старуха, прожившая в городке всю свою жизнь, сказала, что его здесь уже лет двадцать пять не видели. Куда съехал — никто не знает. А потом были долгие поиски. Они искали хоть что-то, любую крупицу информации: расспрашивали всех, кого только можно. Тед психовал, Вик плакала. Они уже хотели вернуться домой, в Лондон, и рассказать об этой их дурацкой авантюре дяде Гарри или просто кому-нибудь из авроров, а то и вовсе промолчать, но тут кое-что произошло. Бывший дом Долохова хотели выставлять на продажу и послали ему письмо с просьбой дать свое согласие. Согласия Долохов не дал, но вот обратный адрес у них остался. И Тед с Вик поехали в Галашилс. Вот тогда-то им и стало по-настоящему страшно. Мотели, придорожные кафе, пыльные дорогие, полицейские… Что они будут делать, если не найдут Долохова? А что — если все-таки найдут?.. Но в Галашилсе, вопреки их надеждам, его также не оказалось. В Аймуте — тоже. Они почти застали его в Стаффорде. Долохов как будто знал, что за ним охотятся, и переезжал с места на место по всей Британии. Вик с Тедом исколесили сотни дорог. Иногда ей в голову приходили странные идеи: например, бросить все. У нее же был шанс, почему бы не воспользоваться им сейчас?.. Но потом Вик смотрела на Теда — уставшего и напряженного, ломающего в пальцах очередную сигарету, — и отгоняла от себя непрошеные мысли. Она ведь нужна ему, а он нужен ей. Все просто. А однажды пришло письмо. Как было написано на конверте — только для Виктуар, и она ничего не рассказала о нем Теду. Письмо было от дяди Гарри; серая сова принесла его, пока Вик одна стояла у машины и ждала Тедди. «Я знаю, чего хочет Тед», — после этой фразы сердце забилось в два раза чаще: от страха и еще от какой-то сумасшедшей, дурной надежды. Вик стояла и теребила тонкие бумажные края, стараясь подавить в себе порыв тут же броситься в ближайшее почтовое отделение — хоть магическое, хоть маггловское. «Если вам нужна помощь — напиши мне. Родители волнуются, но знают, что вы живы». И все. Кажется, пропажу из архива и правда никто не заметил; так же, как никто и не заметил пропажи самого Теда из Аврората. — Как думаешь, тебя искали на работе? — спросила Вик, когда Тед вернулся с двумя гамбургерами и большой бутылкой колы в руках. Пластиковые стаканчики он нес в зубах — не засмеяться было невозможно. Он взглянул на нее остро и немного подозрительно (серая обида внутри всколыхнулась недовольной волной) и усмехнулся. Вик подумала, что Тед мог бы стать отличным аврором — жестким, проницательным. Безжалостным. — Я уволился прямо в день отъезда, — ответил он и сел в машину. Это произошло около Суиндона, больше года назад. Письмо Вик сунула в бардачок не глядя. *** — Эй! Вик вздрогнула, услышав обеспокоенный голос Теда. Оказывается, она слишком глубоко задумалась и выпала из реальности на какое-то время. Они ехали по светлой ровной дороге — видимо, скоро должен был появиться какой-нибудь небольшой городок, — и августовское полуденное солнце светило прямо в глаза. Вик недовольно сощурилась и устало откинулась на спинку кресла. Карта неприятно липла к голым коленям, и она страдальчески поморщилась. Тед взглянул на нее искоса и проговорил почти ласково: — Через пару миль будет мотель. Потерпи. Вик кивнула практически на автомате. Разумеется. Тед всегда знал, где нужно остановиться. Когда она в последний раз пыталась спорить с ним, они едва не напоролись на общего знакомого в одной из гостиниц, и тогда Тед предельно ясно ей разъяснил: для всех — они просто путешествуют. Тед ведь никому больше не рассказывал о Долохове. Ну, кроме самой Вик и, возможно, Андромеды — но та умерла четыре года назад, и бояться было нечего. Порой она задумывалась, а зачем Теду вообще это надо. Зачем ему искать Долохова, ведь правосудие свершилось много лет назад. Но потом она напоминала себе: Долохов — человек, убивший его отца. Кровь за кровь, все по-честному. По правде говоря, Вик даже одобряла действия Теда. По крайней мере, сама бы она поступила точно так же, окажись в подобной ситуации. Иногда ей даже становилось немного жаль, что Фенрир Грейбэк давно мертв. — Приехали, — сообщил Тед и нажал на тормоз. Они припарковались у небольшого домика, над дверью которого висела облупленная вывеска: «Тетушка Хенж». Вик сразу же представила себе даму, до ужаса напоминающую бабушку Молли, — полную, пропахшую домашней кухней, в фартуке и с добрыми глазами. — Мы собираемся здесь заночевать? — с некоторым сомнением в голосе спросила она. Почему-то этот мотель не внушал ей особого доверия. Кадык Теда слегка дернулся. — Да, — ответил он. — Домашние гостиницы — самые лучшие. По крайней мере, мы будем точно знать, что здесь нас никто не обворует. Она недоверчиво усмехнулась. — Ну… Хорошо. — Вик со вздохом вышла из машины, чувствуя себя просто неимоверно уставшей. Яркий свет полуденного солнца тут же ослепил глаза, и она прикрыла их ладонью. Тед взял ее под руку и повел ко входу. Каждый шаг давался с трудом — скорее всего, из-за жары. Дверь им открыла миловидная женщина средних лет, худощавая, с едва заметными нитями седины в темных волосах. Она была совсем не похожа на Молли Уизли, скорее уж на Андромеду, вот только бабушка Теда обладала истинной блэковской статью и твердым, почти надменным взглядом, который не смогли изжить ни две магические войны, ни почти тридцать лет брака с магглорожденным. Сердце Вик кольнуло легкое разочарование, а потом внезапно накатила волна страха с острой неприязнью, почти на грани отвращения, и Вик на мгновение опешила от своих чувств. Ладно, подумала она, пытаясь успокоиться и спрятать неожиданно вспыхнувшие эмоции поглубже. Это все усталость, всего лишь усталость. Они провели черт знает сколько времени в душном салоне автомобиля и при этом едва ли перекинулись парой фраз; вполне естественно, что вышли они раздраженными и уставшими до крайности — и друг от друга, и от всей ситуации в целом. Может быть, ее обида на Теда просто трансформировалась в раздражение на эту абсолютно незнакомую женщину. Ничего удивительного. Так бывает. — Здравствуйте, — поздоровалась с ними хозяйка. — Меня зовут миссис Хенж. Можно просто Лора. Ее приветствие было самым дружелюбным из всех, какое только можно представить. Когда она улыбалась, у нее на щеках появлялись очень милые ямочки. Тед улыбнулся ей в ответ и чуть склонился, чтобы поцеловать руку. Вик нервно дернула уголком рта; она, конечно, не была ревнивицей, но иногда подобное позерское поведение Теда очень раздражало. Да и к тому же, сама хозяйка… — Меня зовут Тед, — представился он. — А это моя невеста, Виктуар. …как будто источала что-то страшное и темное — всего лишь на грани смутных ощущений, но тем не менее. Вик привыкла доверять своим предчувствиям: это маленькое наследие досталось ей еще от прабабки-вейлы. — Как мило, — разулыбалась Лора. — Можно просто Вик, — почти огрызнулась Виктуар, стараясь подавить волну внезапной паники с налетом злости. Они прошли вглубь дома следом за хозяйкой. Миссис Хенж махнула рукой вверх, на лестницу. — Там есть две комнаты. Одна побольше, другая поменьше. Но вам, я так понимаю, две отдельные кровати не нужны? — лукаво улыбнулась она. Вопрос прозвучал очень скабрезно, и Вик недовольно поджала губы. Тед отрицательно помотал головой, подтверждая, что им действительно лучше дать одну комнату на двоих. — У вас можно что-нибудь поесть? — спросила Вик резче, чем сама от себя ожидала, и огляделась. Гостиная казалась необычно темной. Вик передернула плечами, ощутив внезапный холод. — Все хорошо? — обеспокоенно шепнул Тед, склонившись к ее уху. Она кивнула. Взяла его за руку и повела наверх — туда, где должно было располагаться их временное пристанище. Когда они оказались на втором этаже, Тед толкнул плечом белую дверь с табличкой «Комната №2», и та легко поддалась. Первым, что увидела Вик, было большое французское окно чуть ли не во всю стену. Солнечные лучи проникали сквозь стекло, преломляясь, и освещали комнату рассеянным светом тысячи ламп. — Красиво, — вырвалось у нее. — Угу, — согласился Тед. Он с размаху плюхнулся на широкую кровать, застеленную свежими белыми простынями. Упругий матрас спружинил, и Тед засмеялся, словно двенадцатилетний мальчишка. Вик невольно улыбнулась. — Те-е-едди, — весело протянула она. Он ненавидел, когда его называли так — словно плюшевого медведя. — Вспомни, сколько тебе лет, а? Наверное, ради таких моментов и стоило исколесить всю страну. Иногда Тед до ужаса напоминал себя прежнего: еще до Академии Авроров, сразу после окончания Хогвартса — это было самое лучшее время. Скорее всего, именно тогда Вик и влюбилась окончательно и бесповоротно. Тед поднял голову и посмотрел на нее убитым взглядом обиженного ребенка. Вик подошла к нему ближе, наклонилась, обвила шею руками. Тед пах потом, усталостью и немного — табаком. Она потерлась носом о его щеку и почувствовала, как он обнимает ее в ответ — мягко и бережно, словно фарфоровую куклу. — Пойдем поедим, — шепнул он ей на ухо, слегка прихватив мочку зубами. Вик вздрогнула и отстранилась. — Это обещание? — прищурившись, поинтересовалась она — почему-то тоже шепотом. Тед улыбнулся — так, что его глаза засияли миллионом маленьких искорок, — и кивнул: — Угу. Обещаю, милая Вик, заняться с тобой диким безудержным сексом прямо на этой кровати, — произнес он самым торжественным тоном, на какой только был способен. — Пойдем уже. Вик прыснула. Вот же гад все-таки. Любой романтический момент может испортить — и, между прочим, делает это с завидным постоянством уже больше шести лет.

Молодая трава: *** За обедом Вик чувствовала себя так, будто ее сейчас стошнит. Миссис Хенж оживленно болтала о своих сыновьях и умершем муже, Уилле, улыбалась без малейшей фальши, но в груди все равно разрасталось тревожное чувство: «что-то не так, не так, не так», — стучало в мыслях набатом. Тед сжал ее ладонь под столом, и Вик мельком послала ему благодарную улыбку. Минут двадцать спустя она почти сбежала в свою комнату, вихрем поднявшись по лестнице. Эта домашняя гостиница почему-то казалась ей самым жутким местом из всех, в которых им приходилось бывать. Сердце колотилось как бешеное, и Вик изнутри душил иррациональный страх: хотелось схватить палочку и одним широким взмахом запереть все окна и двери. Даже свет, проникающий сквозь стекло и мягко ласкающий щеку, казался враждебным и злым. Вик вздрогнула всем телом, когда услышала звук открывающейся двери, — но это, слава Мерлину, оказался всего лишь Тед. Она выдохнула и устало опустилась на кровать, все еще ощущая себя до смерти напуганной. Оказывается, в руках у нее была палочка — наверное, она ее неосознанно выхватила из кармана юбки в приступе внезапной паники. — Ты в порядке? — немного резко спросил Тед, тяжелым шагом заходя в комнату и прислоняясь спиной к дверному косяку. Вик кивнула, глядя на него из-под ресниц. Он выглядел очень усталым и подавленным: кончики волос у него потускнели, выцвели почти до пепельно-серого цвета, чего за эти полтора года еще никогда не случалось. Даже не сказал ничего, увидев палочку в ее руках. Просто подошел и сел рядом на постель, спрятав лицо в ладонях. Вик закусила губу: как же так, неужели Тед — порывистый, горящий, упрямый Тед, — неужели даже он готов отступиться?.. Она осторожно провела рукой по его спине, чуть приподняла мятую футболку, приласкала голую кожу… — Что будем делать? — Голос прозвучал жалко и немного испуганно, а не ободряюще, как того хотелось Вик. Тед пожал плечами, все еще не отрывая рук от лица. — Отдохнем здесь, а вечером поедем, — ответил он глухо. Вик кивнула непонятно кому — Тед ведь не мог ее видеть, — и обняла его сзади, прижалась всем телом — отчего-то ей стало жутко холодно, несмотря на жаркое лето. Очень хотелось спросить: «А что же будет дальше?», но Вик сдержалась. Закушенная почти до крови губа — она только что это заметила, — неприятно саднила, и Вик задумчиво прикоснулась к ней кончиком пальца. — Что будем делать, если не найдем его? — наконец выговорила она, еще теснее прижавшись щекой к теплому твердому плечу. Тед неожиданно дернулся всем телом. Вик только ахнула испуганно, когда он резко вывернулся из объятий и опрокинул ее навзничь, нависая над ней, словно хищный зверь. От него веяло волком, и Вик поежилась: Теду не передалось наследие отца, и она в это искренне верила. Но сейчас его глаза были темными-темными — зрачки почти полностью закрывали радужку, — и лихорадочно блестели. — Мы никогда его не найдем, если ты и дальше будешь колдовать, — сквозь зубы процедил он и выхватил палочку из ее расслабленных пальцев — резким аврорским движением, которому курсантов учат с самых первых дней в Академии. — Тед, я… Сердце пропустило удар. Неужели он считает ее обузой?.. Неужели она только мешает ему во всем?.. Вик никогда себе в этом не признавалась, но страх стать ненужной, в течение всего их непонятного путешествия сидевший где-то глубоко внутри нее, был намного сильнее страха быть брошенной. Иногда он становился настолько велик, что она почти решалась уйти — просто чтобы не мешать. Почти как сейчас. — Вик, — тихо проговорил Тед, пытаясь успокоиться. — Долохов и так постоянно сбегает у нас из-под носа. Нас с тобой ищет Гарри — я знаю это, чувствую. Я прошу тебя: давай сведем магию на нет. Хотя бы на некоторое время. — Его кадык судорожно дернулся, а потом он продолжил — почти ласково: — А когда все закончится — ей-Мерлин, я достану для тебя звезду с неба без помощи Акцио. Пожалуйста, Вик. Глаза защипало от слез. Этот мягкий, спокойный тон — как будто непонятливому ребенку что-то втолковывали, — был еще обидней, чем крики или упреки. Во всяком случае, если бы Тед кричал — Вик бы поняла. Она бы накричала на него в ответ, выплеснула бы всю скопившуюся обиду и усталость, а так… так Вик чувствовала себя маленькой девочкой, которую мама отчитала за то, в чем она не виновата. — Я не колдовала, Тед, — произнесла она устало, глядя ему в глаза. Он смотрел на нее в ответ странным нечитаемым взглядом. Даже не на нее — внутрь, сквозь, проникая в разум и сердце, читая мысли… Вик сглотнула. Ну что за чушь лезет в голову, вот же… …А потом Тед ее поцеловал. Так, как не целовал уже давно — властно и глубоко, почти грубо, проникая в рот языком и заставляя Вик тихо постанывать от удовольствия. Она выгнулась и обхватила руками его спину, задирая футболку и осторожно поглаживая кончиками пальцев горячую кожу. Тед дрожал. Целовал ее и дрожал, словно в ознобе. Вик всхлипнула, когда он прикусил нежную кожу у ключицы, и закусила губу, почувствовав легкие прикосновения к обнаженному животу, а потом — к груди. — Тед, — прошептала она. Он неохотно от нее отстранился и посмотрел долгим изучающим взглядом; Вик почувствовала, как вся, с головы до ног, покрывается мурашками. А потом уголки его губ чуть приподнялись вверх, и он произнес — совершенно обыденным тоном, словно просил сделать радио потише: — Я люблю тебя. И Вик засмеялась. Тед говорил эти слова так редко, что каждый раз был чем-то сродни падению звезды. Иногда она даже умудрялась забывать о том, что да — он ее все-таки любит, а она сама любит его, и все это бесконечное путешествие черт знает за чем — не просто так. И отправилась она в него вместе с Тедом — тоже не просто так. Вик наконец стянула с него эту дурацкую футболку и прижалась всем телом, обхватив ногами за талию. Она снова вспоминала, каково это: провести ладонями по широкой спине, почувствовать ответную дрожь и задрожать самой, когда подушечка пальца начинает растирать уже затвердевший сосок; прижаться еще теснее и ощутить горячий возбужденный член, потереться о него, словно кошка; прикрыть глаза от удовольствия и найти губами его губы. Тед усмехнулся и поцеловал ее в ответ, кусая нижнюю губу и тут же зализывая «обиженное» место языком. Провел ладонями по бокам и улыбнулся, глядя, как она вся покрывается гусиной кожей, потом спустился чуть ниже и обхватил губами острый сосок. Вик выгнулась, коротко всхлипнув, и вцепилась пальцами Теду в волосы, чувствуя, как горячий язык обводит ареолу. У Теда были острые лопатки и выпирающие позвонки; она водила ладонями по его спине, пока он изучал губами ее грудь и живот, слегка прихватывая зубами кожу и улыбаясь, когда Вик со свистом втягивала воздух сквозь зубы. Она металась по кровати, вскидывая бедра и комкая пальцами простыню, не замечая хитрых и ласковых глаз Теда, а потом едва не задохнулась, чувствуя, как он одним плавным движением входит в нее, заполняет горячим твердым членом. Вик даже не успела подумать о том, как же соскучилась по нормальному сексу в кровати и по нежному, напористому Теду, — потому что наступило такое долгожданное, такое правильное хорошо-хорошо-хорошо. И когда он хрипло застонал, кончая, и легко прикусил мочку ее уха, Вик подумалось, что Тед и правда ее любит, очень сильно любит. Иначе ведь и быть не может, правда? Уже засыпая, краем сознания она уловила угасающую мысль: иначе все это было бы зря, — но быстро о ней забыла. *** Вик проснулась резко — словно вынырнула из-под тяжелой толщи воды. Провела ладонью по простыне рядом, и сердце ухнуло куда-то вниз: вторая половина постели была холодной. В общем-то, ничего страшного не случилось — Тед никогда не спал днем, — но дурные предчувствия, тревожившие ее с самого утра, сейчас только усилились. Она села на постели, ощущая пробирающий до костей озноб, хотя жара была жуткая: август в этом году выдался действительно знойным. В доме стояла странная, звенящая тишина, и Вик подавила желание выглянуть в окно и посмотреть, на месте ли машина. Абсурдная мысль, что Тед мог уехать без нее, сейчас крепла и разрасталась, опутывая сердце липкими нитями страха. Торопливо натянув юбку и футболку, Вик спустилась вниз, крепко сжимая палочку в потной ладони. …и замерла, увидев Теда — напряженного и злого, со сжатыми побелевшими губами и суженными темными глазами, направившего палочку на бледную, как полотно, миссис Хенж. Вик хотела выкрикнуть: «Тедди!..» (дурацкое ласкательное прозвище, на которое Тед так сердился) или «Что ты делаешь?!», но из ее горла не вырвалось ни звука, и она так и осталась стоять на лестнице, прижав ладони ко рту в испуганном жесте. Страх, весь день таившийся внутри, сейчас расцвел пышным цветом, пульсируя и заставляя кровь течь быстрее по венам. Рука Теда дрожала. Вик даже с такого расстояния чувствовала исходящие от него волны ярости, гнева, и — предвкушения, а вот миссис Хенж испытывала совсем другие эмоции. Злость — бессильную и от этого еще более яркую, и… азарт? Странные волны волчьего, охотничьего азарта исходили от нее, заставляя Вик задерживать в груди дыхание и холодеть от страха. — Ты… — зло процедил Тед сквозь сжатые зубы, а миссис Хенж улыбнулась — беззаботно и совсем по-девичьи, отчего ее лицо помолодело лет на десять. Улыбка получилась жуткая. — Клянусь, я убью тебя, — прошептал он, да так, что сомневаться не приходилось: это правда. По лицу миссис Хенж прошла странная рябь, и она рассмеялась необычно низким, мужским смехом. Вик в страхе отступила назад, споткнувшись о ступеньку и обессиленно на нее осев. Она окинула рассеянным взглядом комнату, — здесь стало намного светлее, — и ее глаза остановились на старой фотографии в красивой резной рамке. На ней была изображена супружеская пара: сухопарый пожилой мужчина и женщина… пухлая и светловолосая, с квадратным подбородком и смешным вздернутым носом. Вик оторопело уставилась на хозяйку гостиницы — худую и остролицую брюнетку, — но та молниеносно выхватила палочку откуда-то из складок одежды, и в грудь Виктуар полетел пугающе ярко-красный луч Импедименты. Вик успела запомнить лишь испуганное лицо стремительно оборачивающегося к ней Теда, а потом — резкие и неестественно громкие хлопки аппарации. *** Прикосновение Теда к своему плечу она почувствовала даже сквозь мутную пелену обморока. Его теплая ладонь осторожно гладила кожу, и Вик слегка улыбнулась во сне. — Эй, — тихо окликнул ее Тед. Она приоткрыла глаза, рассматривая его расплывающееся лицо: обеспокоенное и — в кои-то веки! — незнакомое. Правильный нос, пухлые губы, высокие скулы и большие глаза. Какой красивый. Почему она раньше никогда не признавалась ему, что ей нравится, когда он меняется?.. — Тедди, — улыбнулась Вик. — Я здесь, — ответил он ласково и осторожно сжал ее ладонь в своей. И только сейчас она догадалась оглядеться: знакомая гостиничная комната, постель со смятыми простынями, окно во всю стену… Беспокойство захлестнуло гигантской волной, заставляя испуганно замереть, не позволяя сделать и вдоха. — Где мы? — резко спросила Вик и приподнялась на локтях, отчего голова предательски закружилась, а в глазах поплыло. Тед осторожно уложил ее обратно и грустно усмехнулся. — Успокойся. Все в порядке, — произнес он, отводя взгляд. — В порядке?.. — переспросила Вик с беспокойством. Тед сжал губы, и скулы его заалели — верный признак смущения и обиды. — Да. Здесь Гарри разбирается. Последняя фраза утонула в молчании. Вик оторопело хлопала глазами, не в силах переварить информацию. Наконец, спустя несколько минут, она все-таки выдавила из себя вопрос: — А он-то что здесь делает?.. Тед мимолетно улыбнулся, но губ так и не разжал. — Аппарировал. Как раз тогда, когда ты отключилась, — он прокашлялся и почему-то смущенно взглянул на нее из-под ресниц. — Вернее, когда эта сука — ну, Долохов под обороткой, ты же догадалась, да? — швырнул в тебя заклинанием. — Тед закусил губу. — Но я даже не представляю, как он смог нас найти. И правда: как? Они же никому ни о чем не рассказывали и не написали ни строчки за все это время. Неужели за Тедом следили с самого начала их пути?.. Или?.. И тут в голову ударило понимание. Вик медленно выдохнула и прикрыла глаза: Мерлин, ну что за дура… Какая же. Она. Дура. Письмо. Гарри знал, что она его не выбросит и не сожжет — оставит себе, просто так, на всякий случай, — и наложил на него, видимо, следящие чары. Скорее всего… — Это он посылал Долохову письма с предупреждениями, — медленно проговорила Вик, глядя прямо перед собой невидящим взглядом. Она почувствовала, как Тед буквально впился в нее глазами. — Ч-что?.. — Виктуар права, — раздался негромкий голос от двери, и они оба вздрогнули. Вик подняла голову, чтобы рассмотреть дядю Гарри: усталого и мрачного, до сих пор в бордовой аврорской форме. Он смотрел на них немного насмешливо, но, тем не менее, с невероятным облегчением в глазах. — Гарри!!! Тед резко вскочил с кровати и кинулся к крестному, сжав кулаки; его лицо отражало странную смесь досады, обиды и горечи. — Ты же… — сдавленно прошептал он. — Ты же мог в любой момент нас остановить. Просто договориться с той же маггловской полицией — и остановить. — Его губы побелели, а глаза сузились. — Но ты, видимо, развлекался, глядя, как мы мотаемся по всей стране, как… Тед уже почти занес руку, Гарри схватил его за плечи мертвой хваткой, не давая сдвинуться с места и ударить себя. Вик отстраненно заметила, что желваки у него напряглись и жилка на виске бешено забилась от напряжения: все-таки Тед был очень силен. — Успокойся, — с усилием проговорил Гарри. Тед дернулся, пытаясь вырваться, и Вик замерла на кровати, сжав в пальцах простыню. — Тедди, — позвала она его. Плечи у него немного расслабились. — Тедди, — снова повторила Вик мягко, и от ее оклика он как-то странно обмяк в захвате крестного. Гарри отпустил его и произнес: — Все-таки я не мог допустить, чтобы мой крестник загремел в Азкабан за убийство. — И, прежде чем Тед успел что-либо сказать, добавил: — Да, ты прав — я действительно мог остановить. Наказать и посадить под домашний арест — чтобы впредь не мнили себя самым умными и не пытались творить самосуд, идиоты малолетние. — Лицо Гарри исказила кривая усмешка. — Но разве ж ты тогда хоть что-нибудь понял бы?.. Поэтому… я решил действовать немного другими методами. — И вы прислали письмо, — пробормотала Вик. — И я прислал письмо, — согласился Гарри. Тед недоуменно взглянул сначала на нее, потом на крестного. — О чем вы сейчас, драккл вас возьми, говорите? — резко спросил он. Гарри тепло улыбнулся крестнику и потрепал его по волосам, словно маленького. — Виктуар тебе расскажет, Тедди, — и вышел, усмехнувшись и отвесив Вик легкий шутовской поклон. Она сглотнула, глядя прямо в темные глаза Теда. К горлу подкатил ком, от которого невозможно было избавиться; несказанные слова царапали гортань, словно речной песок. Вик опустила взгляд и принялась рассматривать собственные пальцы. — Виктуар?.. — тихо и хрипло окликнул ее Тед; он почти никогда не называл ее полным именем. Она посмотрела на него, чуть улыбнувшись. — Прости меня, ладно? Тед снова присел рядом с ней на кровать и осторожно убрал ее растрепавшиеся светлые волосы со лба и щеки. — За что? Это ведь я не сумел тебя защитить. И не догадался, что рано или поздно Долохов сам… придет за нами, — он слегка усмехнулся пафосу фразы. Вик смутилась. Краска удушливой волной залила лицо и грудь, и говорить стало решительно невозможно. Она понимала, что это действительно так: Тед не смог ее защитить. И обида — всего лишь легкой дымкой, — скользила на периферии сознания, мешая связно думать. Ей было мучительно стыдно за это. — Я… — начала Вик, но произнесла почему-то совсем не то, что хотела сказать: — Долохову, скорее всего, сообщил Гарри. Ну, чтобы взять его потом с поличным… Или как это у вас там называется?.. — Она чуть улыбнулась. — Но я ведь все равно ничего тебе не сказала… — Если ты о письме, то я понял, о каком. Я читал его, — немного виновато усмехнулся Тед. Вик взглянула на него из-под ресниц: голова опущена, волосы падают на бледный лоб… Уставший. Родной. Как она могла подумать, что не нужна ему?.. Или что он ей не нужен?.. Тед начал говорить еще до того, как она успела открыть рот: — Я тоже тебе этого не сказал, да. Но… ты знаешь, я был уверен, что ты не напишешь Гарри. — Тед снова закусил губу, вздохнул коротко. — Хотя и засомневался здесь. Прости. Он накрыл ее руку своей, и Вик обхватила пальцами его теплую ладонь. В конце концов, на какое-то мгновение она и правда почти решилась написать… — Ты знаешь, — неожиданно весело продолжил Тед, — пропавшим без вести письма ведь не доходят, правда? — Правда, — улыбнулась Вик. Он посмотрел на нее из-под челки и улыбнулся совершенно мальчишеской улыбкой, напоминая ей себя восемнадцатилетнего — того самого парня, целовавшего ее на вокзале Кинг-Кросс перед последней поездкой в Хогвартс. — Тогда давай отправимся путешествовать, — скороговоркой выговорил Тед. И, смутившись, добавил: — Теперь уже по-настоящему. Без всяких там скитаний и преследований. Вик неверяще усмехнулась. Ну как можно быть таким?.. После всего, что с ними произошло, он предлагает путешествовать. С ума сойти. — Ты издеваешься надо мной, Тедди Люпин? — как можно более ехидно спросила Вик, но ее голос заметно дрожал. Тед улыбнулся, а потом склонился над ней низко-низко, почти касаясь своими губами ее губ. — Нисколько, — прошептал он тихо и уверенно, глядя на нее совершенно серьезно, глаза в глаза. А потом его кадык судорожно дернулся, и Тед произнес: — Я просто люблю тебя, Виктуар Уизли. И Вик рассмеялась. К черту сомнения, решила она. В конце концов, они вместе — несмотря ни на что. И пусть хоть кто-нибудь попробует сказать, что это — не главное. fin

sine: конец как-то меньше понравился, он как будто выбился из общего стиля. Но вот до последней сцены в номере, так все хорошо: и Тэд нервный, и Виктуар уставшая, и любовь чуть пропыленная дорогой. Очень понравилось. 9/1

Stu: Много думал, какое же впечатление текст оставил. Никакого :( 8/2

noel*: 5/2

Becky Thatcher: 7/2

Nicole: Под конец как то...ушло...но все равно...спасибо) 8/2

Тёма Рябинкин: 5/2 * http://www.diary.ru/member/?1569904

lady_jane: 8/2

Mrs N: http://www.hogwartsnet.ru/mfanf/member.php?l=0&id=54937 прошлая зима Nicole пишет: Под конец как то...ушло...но все равно...спасибо) Вот и у меня такие же ощущения... в конце ожидалось чего-то иного. 8/2

Toriya: 8/2

Молодая трава: всем большое спасибо за отзывы и оценки надеемся, что сотальные работы нашей команды вам понравятся больше)

Margaret111: 7/2 http://www.hogwartsnet.ru/mfanf/member.php?l=0&id=30923 на ХогНете с 2007 года

Silverina: 6/2 http://newmoon.diary.ru

Души Романтиков: 8/2 http://pay.diary.ru/member/?1439841

Mila Badger: 7/2

Молодая трава: Margaret111 Silverina Души Романтиков Mila Badger спасибо за оценки и прочтение! :)

Mila Badger: Оценки уже поставила. Мне не понравился фик. Начало очень душещипательное, нажимающее на нужные кнопочки, заставляющее волноваться и переживать. Наличие секса именно в этом месте, кажется странным и неправдоподобным, но возможно эта сцена могла стать кульминацией, здесь могли выплеснуться и напряжение и усталость героев, но автор решил дожать и мысли Виктуар опять запускают новый виток ожидания чего-то… но дальше все как в жизни - глупым малышам, щелкнули по носу и они расстроившись, но с облегчением отправились по домам. Объективно это самое логичное завершение истории, но мне до ужаса обидно, что взрыва так и не случилось и все эмоции ушли в пустоту.

Nairi_nai: 9/2 http://www.diary.ru/member/?1324167/

без числа: 9\2

LaniPani: 10/1 не знаю,мне понравился текст [img]http://static.diary.ru/picture/1345.gif[/img]

Besucher: 8/2

ScorpiusMalfoy: 7/2

Молодая трава: Mila Badger ясно :) возможно, мне и самой хотелось, чтобы они остались сильными и смелыми, но вряд ли это принесло им самим радости, верно?)) здесь да, все как в жизни - но я не считаю, что Тедди и Вик получили по носу, скорее уж просто поняли, что самосуд обычно не заканчивается ничем хорошим. в любом случае, спасибо за мнение! )) Nairi_nai без числа LaniPani Besucher ScorpiusMalfoy вам тоже большое спасибо!

Basilya: 8/2

Lesta-X: Basilya большое спасибо за оценку! :) Всем остальным тоже преогромное мерси, ваши отзывы и оценки очень важны для меня!



полная версия страницы