Форум » Командная игра "Next vs Cross-gen" » Next-дуэль 2011. II тур. Фланконада. "Ноктюрн для конфетных фантиков", фик, миди, слэш, NC-17,ГП/СГМ » Ответить

Next-дуэль 2011. II тур. Фланконада. "Ноктюрн для конфетных фантиков", фик, миди, слэш, NC-17,ГП/СГМ

Фехтмейстер и ученик: Название: Ноктюрн для конфетных фантиков Автор: Катори Киса Бета: Lin-X, шахматная лошадка, тау кита 77 Баннер: Marciana Герои/пейринг: ГП/СГМ Рейтинг: NC-17 Жанр: романс Категория: слеш Размер: миди (81 тыс. знаков с пробелами) Саммари: Иногда груз прошлого давит настолько сильно, что хочется сбросить его любой ценой. И кажется, что все средства хороши... Предупреждение: подробное описание воздействия наркотиков Дисклеймер:Мальчишки и девчонки, а также их родители принадлежат Дж. К. Роулинг Слово автора: Огромное спасибо Lin-X за поддержку, сочувствие и живое участие в процессе написания фика. Примечание: фик написан на "Next-дуэль 2011" на Next-форуме, задание - "Фланконада. Авторский фик, слэш", команда Crossgen Ссылка на работу команды-соперника: "Трое в доме", авторский фик, миди, слэш, NC-17, Альбус Северус Поттер/Хьюго Уизли, Альбус Северус Поттер/Скорпиус Малфой, Лили Поттер-мл.

Ответов - 47, стр: 1 2 All

Фехтмейстер и ученик: ГЛАВА 1 Кажется, это называется «делать видимость». То есть, когда надо что-то делать при условии, что сделать ничего нельзя. Скорпиус поднял палочку и стал водить кончиком по волосам, напевно повторяя короткое заклинание. - Никто не требует от тебя невозможного, – сказал ему тогда Август, вручая лист с назначением. – Поканифолишь ему мозги нотациями, проведёшь курс стандартных процедур и свободен. Через полгода всё то же самое сделает уже кто-нибудь другой. Упечь-то в Мунго его ещё не скоро смогут, наверное… Волосы стремительно чернели, и вскоре Скорпиус с некоторым сожалением рассматривал результаты своей работы в зеркале. Получившийся иссиня-чёрный оттенок совсем не гармонировал с тонкой белой кожей, но более светлые шоколадные тона были, по мнению Малфоя, ещё хуже. Что ж, даже если пациент поймёт, что это не его натуральный цвет волос, то вряд ли догадается, каким он был изначально. Тщательно убедившись, что при нём нет никаких предметов с фамильным гербом или собственными инициалами, Скорпиус ещё раз полюбовался на новенькие поддельные документы, подхватил дипломат и аппарировал. *** Звонок в дверь раздался именно в тот момент, когда Гарри раздумывал, не плюнуть ли ему на визит колдомедика и аппарировать к Чаку. Время, конечно, ранее, но кто-нибудь из ребят там наверняка должен ошиваться. Или лучше к Анатолю? Он, кстати, пару таблеток кислоты задолжал. Хотя, Анатоль ещё спит, причём в обнимку с пулемётом – что б гарантированно не разбудили. Пожалуй, дозой чего-нибудь приятственного сейчас не разжиться, да и бесполезно – всё равно ему кровь профильтруют, не сегодня так завтра. Остаются развлечения поизысканнее. Клуб? Скучно. Бассейн? Теннис? Карт? Слишком напряжно после столь бурной ночи. И секса, кстати, тоже не хочется, так что вариант полистать записную книжку тоже отпадает. Может, стоит навестить предприятия и надавать управляющим по мозгам? Мысль была со всех сторон здравая, но, увы, пришла слишком поздно. - Хозяин, к вам какой-то тип с чемоданом, – прошмякал Кричер, и Гарри ничего не оставалось, кроме как милостиво махнуть рукой, разрешая впустить посетителя. - Что-то с каждым разом вы всё молодеете и молодеете, – задумчиво изрёк он, беспардонно разглядывая вошедшего. – Скоро ко мне первокурсников начнут присылать такими темпами. - Что вы – четвёртый курс максимум. И то только те, кто досрочно ограниченную лицензию получит, – парировал Скорпиус и протянул Поттеру документы. – Скорпиус Гринграсс, я буду выполнять назначения вашего лечащего врача ближайшие два месяца. - Гринграсс, говоришь? – Гарри проигнорировал бумаги, лишь мельком глянув на стоящее там имя, и продолжил рассматривать Скорпиуса со всё возрастающим интересом. – И чей же ты сын? Дафны? Чёрт. Все вокруг утверждали, что Поттер совершенно не интересуется ничем, кроме развлечений, и никем, кроме собственной персоны, а вот, поди ж ты, знает имя его тёти. Скорпиус запоздало понял, что недооценивать Национального Героя, несмотря на ужасающую репутацию, было ошибкой. - Я знаю только одного Скорпиуса, имеющего отношение к этой семье, – продолжил тем временем Поттер, – и это сын Астории Гринграсс. А это значит, что документы, которые ты хочешь мне втюхать, – полное дерьмо. - Возможно, – Скорпиус пожал плечами и спрятал бумаги обратно в дипломат. – Только они всё равно – простая формальность. То, что я ношу другую фамилию, ничего не меняет. - Меняет, ещё как меняет, – осклабился Поттер. – И ты сам это прекрасно знаешь, иначе бы не затеял весь этот маскарад. А скажи мне ещё вот что: воздействия третьей степени тебе разрешено применять? - Да, – не моргнув глазом соврал Скорпиус, автоматически вспоминая список обездвиживающих, усыпляющих и прочих не менее полезных заклинаний, относящихся к названной Поттером группе. - И снова врёшь! – торжествующе усмехнулся Гарри. – Ко мне такие, как ты, уже лет пять ходят минимум дважды в год. Это Скорпиус знал хорошо – успел изучить историю «болезни». На самом деле, если Гарри Поттер и был болен, то только психически. По крайней мере, именно такое объяснение приходило на ум любому нормальному человеку, читающему «Ежедневный Пророк». Неделя, на протяжении которой имя Героя не промелькнуло на страницах в контексте со словами «скандал», «очередной», «выходка», «дебош» или «драка», считалась счастливой. Официально болезнь, от которой предстояло лечить Поттера, называлась «наркоманией», но любой мало-мальски сведущий в колдомедицине маг скажет вам, что в магическом мире наркомании не существует вовсе – наркотики вступают в реакцию с магией волшебника, делая невозможной любую зависимость. Исключение составляют некоторые зелья, но о них в данном случае речи не шло. Спрашивается, так зачем и от чего Героя так усиленно лечили? Да потому что арестовывать было нельзя – бесчинствует-то он только в Лондоне, а почитает его весь магический мир; в Мунго тоже нельзя, по той же самой причине. Да и не за что на самом деле. Вот только терпеть его наркотические выходки сил нет никаких. Оставалось одно – стараться как можно дольше удерживать Поттера от приёма наркотиков любыми способами. Сначала пытались насильно, потом договорились полюбовно. И вот это-то «полюбовно» и нужно было исполнить Скорпиусу. - В общем так, Малфой, – Гарри перестал ухмыляться и припечатал Скорпиуса тяжёлым взглядом. – Или ты соглашаешься на мои условия, или я ничего делать не буду. Хочешь – выпрашивай у начальства разрешение на Усыпляющие, хочешь – сразу пиши заявление о самоотводе – и то, и другое карьёру тебе не сломает, но попортит точно. Думать долго не пришлось – тем более, что подобный ультиматум Поттер наверняка ставил всем колдомедикам, занимавшимся его «лечением», иначе почему до сих пор с ним не было проблем? Он считался лёгким пациентом, и вздумай Скорпиус заявить, что не справляется, его тут же осмеяли бы на весь университет. Жаль только, что обмануть Героя всё же не получилось – отыгрываться теперь Скорпиусу за отцовские прегрешения. - Какие условия? – с достоинством спросил Скорпиус. Гарри довольно улыбнулся, откидываясь на спинку стула. - Для начала смой эту ужасную краску! – он ткнул пальцем в его волосы. – А потом уже поговорим. *** Требование у Поттера оказалось всего одно: делать то, что он говорит. Выторговав себе кучу условий типа не причинения вреда, недопущения насилия и непреступания закона, Скорпиус относительно легко на него согласился. Ну что может потребовать один человек от другого, учитывая, что при всех своих загонах, он всё же остаётся относительно законопослушным гражданином Британии? Пункт о сексуальной неприкосновенности Скорпиус обговорил особо. – О, ты думаешь, мне нужна твоя тощая задница? – искренне удивился Поттер. – Я не педик, можешь быть спокоен. Впрочем… – тут он буквально опалил Скорпиуса взглядом. – Последнее время я что-то склонен к экспериментам… – и тут же добавил, заметив, как вскинулся Малфой: – Но тут уж дело добровольное. Короче, ничего особенно страшного Поттер с ним сделать не мог. Максимум – заставить драить туалет или прислуживать голым за столом, к примеру. Неприятно, но не смертельно. – Что ж, будешь и дальше таким покладистым, гарантирую ежедневные идеальные отчёты о проделанной работе, – улыбнулся Поттер одобрительно. – В общем так, днём я делаю то, что хочешь ты, а ночью – наоборот. Пересменка в девятнадцать ноль-ноль, воскресенье выходной! – В таком случае попрошу засучить рукав и лечь на кушетку, – Скорпиус равнодушно отвернулся к дипломату, а Поттер разочарованно вздохнул. – А до завтра всё это не подождёт? – он с тоской посмотрел на врачебные инструменты и перевёл взгляд на часы. – К тому же, разве ты готов уже сегодня исполнить свою часть уговора? «Которую я ещё не придумал», – добавил Гарри про себя. – А почему нет? – Малфой пожал плечами и приглашающим жестом указал на кушетку. Поттер одарил его неприязненным взглядом и с размаху упал на предложенную поверхность. – Ты кровь-то пока не трогай, – сказал он, расстёгивая пуговицы рубашки – у той были слишком тугие для его рук манжеты, легче было снять совсем, чем закатать рукав, – я только под утро ширанулся, не отпустило ещё. – Ещё только два часа дня, – напомнил Скорпиус, доставая палочку. – Сейчас я командую. А процедуры стандартные, кстати. И первая из них – полное очищение организма. Гарри привычно скривился, подставляя руку под медицинское режущее заклинание, и мстительно подумал: «Стандартные процедуры, говоришь? Ох, и устрою я тебе полное очищение…» *** Нельзя сказать, что Малфой совсем не волновался по поводу вечера. Он быстро и споро закончил обследования, проследил, чтобы Поттер выпил все необходимые зелья, и решил этим пока ограничиться. – У меня всё, – сказал он, сверившись со временем – ему понадобился ровно час. – Мне вернуться в семь или остаться сейчас? – О нет, сейчас ты мне не нужен, – голова неприятно гудела после столь быстрого избавления от наркотического тумана. – Приходи вечером, ровно в семь. И чтоб без опозданий! Скорпиус коротко кивнул, сухо попрощался и вышел. Если он придёт в семь, значит, в восемь уже будет свободен. Что ж, отчёт можно написать и вечером. *** – Ты что, всегда костюм носишь? – Поттер рассматривал Малфоя с таким выражением, будто на нём была не классическая тройка, а рабочий комбинезон. – Всегда, – отрезал Скорпиус, в свою очередь рассматривая национального героя. Если честно, Малфой даже затруднялся сказать, что именно на том было надето. Безошибочно он распознал только материал штанов и куртки – кожа, без сомнения. Вот только разве бывают кожаные брюки с клёшем от колена? И уж совсем непонятно, зачем на них столько железа. – Ладно, это может быть даже забавно, – решил Гарри и протянул Малфою таблетку. – Разжевать и проглотить, – коротко приказал он. – Вы с ума сошли! – Скорпиус отшатнулся от него как от прокажённого. – Я не буду ничего принимать! – В нашем договоре такого пункта не было, – довольно ухмыльнулся Гарри и придвинулся ближе. – Пей, иначе я сам её в тебя запихну! – Да какого?.. – Скорпиус прижался лопатками к двери, с ужасом глядя на нависшего над ним Поттера. Так вот что тот задумал! Формально маггловские наркотики не были запрещены, так как не оказывали особого отрицательного влияния на магов, но мозги дурманили знатно – как хорошее огневиски. Одна таблетка – одна бутылка. – Ну давай же, – Поттер откровенно глумился, – открой ротик. Ам-ам! Ложечку за папу… За твоего отца, кстати, только такую дрянь и жрать. – О, так это вы из-за папы ежедневно ширяетесь? – запальчиво вскинулся Скорпиус. – И из-за него тоже, – неожиданно спокойно ответил Поттер. – Ну же, Малфой, я жду. – Нет, я сказал! – Скорпиус стиснул зубы и сердито уставился Поттеру в глаза. – Если вам так нравится разжижать себе мозги, то мои в подобной стимуляции не нуждаются! – Это ты так думаешь, – покачал головой Гарри и выразительно уставился на ворот глухо застёгнутой белоснежной рубашки. – Сколько тебе лет? Двадцать пять? – Двадцать три, – зло выплюнул Скорпиус. – Тем более, – почему-то сочувственно протянул Поттер и вдруг больно схватил Малфоя за нижнюю челюсть. – Давай, котёнок, это вкусно, – и он сунул таблетку Скорпиусу глубоко в рот. Скорпиус судорожно сглотнул, и Гарри тут же отстранился. – Ну и чем вы меня накачали? – с отвращением спросил Малфой. – Всего лишь метадоном*, – лучезарно улыбнулся Поттер. – Просто чтобы веселье мне вдруг не испортил. Пошли! Он буквально вытолкнул Скорпиуса за дверь и быстрым шагом пошёл к небольшому зданию возле дома. – Ого! – не сдержался Малфой, зайдя за Гарри внутрь. В маггловском Лондоне он бывал очень редко, но что такое автомобили, всё же знал. И знал, что они бывают очень дорогие. – Нравится? – заинтересованно глянул на него Поттер. – Зачем вам столько железа? – Малфой презрительно скривился. – Мне бы куда больше понравилась аналогичная коллекция мётел. – Ну да, что ж от тебя, чистокровного, ждать, – усмехнулся Гарри. Он прошёл мимо стройных рядов разноцветных машин и остановился возле нескольких странных агрегатов. Машинами их назвать было никак нельзя, хотя у них и были колёса. Всего по два, правда. – Надевай! – Поттер ткнул ему в руки круглый предмет, а второй точно такой же натянул на голову. Он сел на одно из двухколёсных чудищ и выжидающе уставился на Малфоя. «Хм, а ему идёт кожа», – вдруг подумал Скорпиус и с ужасом понял, что наркотик, кажется, начал действовать. Гарри понимающе хмыкнул и опустил забрало шлема. – Садись, – он хлопнул ладонью по сидению позади себя, и Скорпиус к собственному удивлению почувствовал, что ему безумно хочется прокатиться на этой странной штуке. А ещё померить поттеровскую куртку. – Держись крепче, – проорал Гарри, выжимая газ. Железная зверюга взревела, вставая на заднее колесо, и Скорпиус изо всех сил вцепился в Поттера. Сердце забилось в унисон с мощно урчащим мотором. Малфою пришло в голову, что если бы под ним была не бездушная железка, а живой норовистый конь, то он, пожалуй, дал бы ему шпор – так безумно захотелось скорости, действия. Задним умом понимая, что желания эти совсем для него не характерны, он ничего не мог поделать с охватившей его эйфорией – Поттер, словно услышав его мысли, до упора крутанул ручку газа, заставляя мотоцикл буквально взлететь над землёй. «С метлой, конечно, не сравнится, но что-то в этом есть!» – подумал Скорпиус и, поколебавшись, обнял Поттера за талию. Держаться стало значительно удобнее. *** Место, куда привёз его Гарри, было маггловским. Впрочем, чего-то такого Скорпиус и ожидал. – А, Шрамоголовый! – обрадовался толстый мужик за стойкой. – Давненько тебя не видно было. Опять пробило на что-то новенькое? – тут он увидел Скорпиуса и смешно округлил глаза. – О нет! Только не говори, что ты уже и до педиков докатился! Я всё понимаю, но это уж как-то чересчур. – Да ладно тебе, Харрис, зато какая новизна ощущений! – промурлыкал Гарри, обнимая Малфоя за плечи, и тут же громко заржал, когда бармен стал похож на вытащенную из воды рыбу – так сильно тот выпучил глаза. – Купился! – Слышь! – Харрис недовольно нахмурился. – Ты так больше не шути, да. А то возьму и забуду, как твой любимый коктейль готовится! – Ой! – Гарри жеманно прикрыл рот рукой в притворном испуге. – Всё-всё, возвращаюсь в узкий семейный круг натуралов! – Вот так вот, поматросил и бросил, – буркнул Малфой, сбрасывая руку Поттера со своих плеч. Тот удивлёно посмотрел на него, в то время как сам Скорпиус усиленно пытался понять, какой чёрт дёрнул его за язык. – И как зовут твою новую игрушку? – поинтересовался Харрис, глядя на Малфоя одобрительно. – Сегодня его зовут Мальчик-который-очень-хочет-снять-пиджак, – усмехнулся Гарри и стянул с плеч куртку. Под ней оказалась чёрная обтягивающая водолазка без рукавов – совсем тонкая, несмотря на то, что на улице было довольно холодно. Скорпиус удивился было, но в ту же секунду почувствовал, что в баре действительно очень жарко. – Что, Малфой, я прав? – ехидно поинтересовался Гарри и вдруг наклонился совсем близко. – А что ты будешь делать, если я запрещу тебе раздеваться? – шепнул он Скорпиусу на ухо. – Ты ведь помнишь наш уговор? «Это всё наркотик», – напомнил себе Скорпиус, когда в ушах застучало, а живот сладко скрутило. – Помню, – ответил он так же тихо. – И это значит, что завтра я могу запретить вам одеваться. Например, на какой-нибудь лечебно-оздоровительной прогулке. – Засранец! – восхищённо протянул Гарри, отстраняясь, и крикнул, хлопая ладонью об стол. – Эй, Харрис! Налей этому маленькому засранцу твой фирменный! – Алкоголь нельзя принимать одновременно с наркотическими веществами, – заучено пробормотал Скорпиус и вздохнул, принимая у бармена бокал под пристальным взглядом Поттера. – Пей, – велел тот. – А то будет как с метадоном. – Да я уж понял, – скривился Малфой и осторожно отпил незнакомый напиток. Алкоголь вставил куда хлеще наркотика, это Скорпиус понял ещё даже не опустошив бокал. Иначе почему так нестерпимо захотелось поговорить? – Так зачем я вам сдался? – поинтересовался он у хищно высматривающего кого-то Поттера. – Как зачем? – Гарри даже не взглянул на него. – Чтобы издеваться, конечно! Мне скучно, а ты забавный. Все вы, Малфои, забавные, особенно, когда вас хорошенько раздразнить. От возмущения Скорпиус задохнулся. – Забавный? – процедил он сквозь зубы. – Вы считаете, что шантажировать меня проблемами с учёбой и заставлять принимать психотропные вещества – это забавно?! – Ну да, – Поттер пожал плечами и вдруг резко поднялся со стула. – Так, я сейчас вернусь, никуда не уходи. Он исчез в толпе раньше, чем Скорпиус нашёлся с ответом. Воспользовавшись ситуацией, Малфой быстро стянул с себя пиджак, жилет и, подумав, расстегнул верхние пуговицы рубашки. Поттер прямого запрета не давал? Не давал. А значит, можно. – Так как тебя зовут, парень? – окликнул его Харрис. – Скор… э… – он вовремя сообразил, что магглам его имя покажется странным. – Скотт. Меня зовут Скотт. – Что ж, Скотт, рад знакомству, – Харрис отсалютовал ему шейкером, которым тряс в воздухе. – Ты совсем не похож на остальных друзей Гарри. – Наверное, это потому, что я ему не друг, – пожал плечами Малфой. – Да? – Харрис посмотрел на него с интересом и недоумением одновременно. – А кто же тогда? – Личный врач, – Скорпиус усмехнулся и метнул по стойке пустой бокал. – Нальёшь ещё? Поттер вернулся к концу третьего бокала – счастливый и возбуждённый. По расширенным зрачкам и лёгкой испарине Скорпиус понял, что тот уже успел что-то принять. – Так, Малфой, меняем дислокацию, – пропел он и подхватил Скорпиуса под локоть. – И от чего я завтра буду чистить вашу кровь? – спросил тот, выдёргивая руку. – Вот от этого! – широко улыбнулся Гарри, вытаскивая из кармана маленький прозрачный пакетик с белым порошком. – Будешь? – он помахал им у Малфоя перед носом. – Даже знать не хочу, что это такое, – Скорпиус постарался сказать это как можно равнодушнее, боясь, что с Поттера станется снова его принудить. К счастью, тот лишь только рассмеялся и небрежным жестом кинул на стойку несколько купюр. – Пока, Харрис! – крикнул он и потащил Малфоя к выходу. *** – Как называется эта штука? – спросил Скорпиус, надевая шлем. – Мотоцикл, – Гарри с гордостью погладил своего железного зверя по рулю. – И сложно с ним управляться? – от Скорпиуса жест не укрылся, и тот решил, что он довольно интимный. – С какой целью интересуешься? – Поттер хотел было сесть в седло, но остановился, услышав вопрос. – А что если хочу прокататься? Дадите? – прежний осторожный рассудительный Скорпиус дремал где-то внутри, а новый, разбуженный наркотиком, уже решительно садился на мотоцикл с молчаливого одобрения Поттера. – Смотри, это ручка газа, – Гарри легко запрыгнул сзади, прижался к малфоевской спине, обхватывая Скорпиуса руками, и привычно сжал рукоятки руля. Поттер объяснял доходчиво, да и наука казалась не особо сложной. Ужасно хотелось перейти от теории к практике. – Я всё понял, – решительно сказал Скорпиус и поёрзал на сидении, усаживаясь поудобнее. – Сцепление выжать не забудь, – усмехнулся Гарри и щелчком опустил забрало. Разогнаться Поттер ему не дал и вдобавок жёстко фиксировал руль, не давая совершить ни одного лишнего движения, но Скорпиус всё равно получил громадное удовольствие. Ощущения были иными, чем от полёта на метле или поездки верхом, но ничуть не менее захватывающими. – На сегодня, пожалуй, хватит, – крикнул Поттер. – Тормози. Гарри мог и сам нажать на ручку тормоза, но решил не лишать Малфоя иллюзии самостоятельности. Жаль, конечно, что перехватить Анатоля в «Канистре» он уже не успевает, но вид донельзя довольного Малфоя в костюме-тройке, с гордым видом слезающего с мотоцикла, того стоил. – Ладно, хватит с тебя на сегодня, – Гарри усмехнулся и отобрал у Скорпиуса шлем. – Детишкам давно пора спать. – Да и старичкам тоже надо баиньки, – парировал Скорпиус. – Засранец, – хмыкнул Поттер и вскочил на байк. – Не вздумай припереться завтра раньше двух! Он выжал газ и умчался, обдав Малфоя клубами выхлопных газов. Скорпиус глянул на часы и присвистнул – было уже глубоко за полночь. «Это я-то засранец? – подумал он, правда, без особой злости. – Мне, между прочим, ещё отчёт писать!» -------------------------------------------------------- Метадон - лекарственный препарат, наиболее эффективное средство для лечения наркоманий, вызванных морфином (опием) и его синтетическими аналогами - героином, дионином и др. В основе лечебного эффекта метадона лежит конкуренция с морфинными наркотиками за места связывания со специфическими опиатными рецепторами в организме. Кроме того, используют выраженный анальгезирующий эффект метадона, по которому он не уступает морфину. Этот препарат вызывает слабовыраженную эйфорию, почти лишен побочных эффектов, даже при длительном применении ( многие месяцы и даже годы). Однако излишнее увлечение метадоном в больших дозах может вызвать наркотическое отравление с присущими ему симптомами.

Фехтмейстер и ученик: ГЛАВА 2 Несмотря на огромное желание заявиться к Поттеру часов в восемь утра, Скорпиус всё же решил, что подобного рода месть довольно глупа, когда так хочется выспаться самому. В дверь лондонского особняка Поттера он постучал ровно в два часа дня и, к своему огромному удивлению, услышал, что хозяин ещё не встал. – Так пойди и разбуди его! – зло сощурил глаза Малфой. – Хозяин приказал будить только в особых случаях! – старый домовик неприязненно посмотрел на гостя и упрямо сложил руки на тощей груди. – Я сейчас тебе такой особый случай устрою, что мало не покажется, – пообещал Скорпиус, доставая палочку. – И к тому же, мне назначено! Домовик вознамерился было что-то сказать, но вдруг застыл, уставившись на руку Скорпиуса, а точнее, на фамильный перстень, снова занявший своё законное место после вчерашнего разоблачения. – Извольте подождать в гостиной, мистер Малфой, – пролепетал домовик уже гораздо почтительнее. – Я разбужу хозяина. – Так-то лучше, – пробормотал Скорпиус. Поттер появился минут через десять – в халате, растрёпанный и практически спящий на ходу. – Какого чёрта ты припёрся так рано? – пробурчал он, падая на стул. – Сказал же, не раньше… – тут его взгляд упал на часы, и он заткнулся. – Слушай, срули домой, а? – голос невыспавшегося Героя звучал почти жалобно. – Вернёшься часиков в шесть, быстренько сделаем, что там тебе надо, а в семь… – Пейте кофе и ложитесь на кушетку, – властно оборвал его нытьё Скорпиус. – Я вчера сделал всё, что вы сказали. Ваша очередь. – Что б тебя! – Гарри закрыл лицо рукой и застонал. – Ладно, хрен с тобой. Кричер! Он велел эльфу сварить кофе, решительно отказавшись от завтрака, и аппарировал – судя по донёсшемуся сверху хлопку, к себе в комнату. Вернулся Поттер уже гладко выбритый, посвежевший и похожий на себя вчерашнего. Вот только из одежды он, видимо, памятуя о предстоящих медицинских процедурах, нацепил только мягкие спортивные штаны. Подойдя к столу, он налил в чашку кофе, и, покосившись на гостевой прибор, заботливо выставленный Кричером, удивлённо вскинул бровь. – Чего это он? Ну да ладно, кофе будешь? – он повернулся к Малфою и помахал кофейником. Скорпиус отрицательно покачал головой. Уточнять, что предпочитает чай, он не стал. Пока Гарри пил кофе, Малфой украдкой изучал его тело – не потому, что оно было тренированным и красивым, а потому что кожу во многих местах бороздили шрамы. Вчера во время процедур Поттер не стал снимать майку, и Скорпиус видел их впервые. Будучи колдомедиком, пусть и ещё недоучившимся, он безошибочно распознал следы от парочки мерзопакостных проклятий, но особое внимание привлёк только один – точно такой же шрам красовался на груди его собственного отца. Скорпиус даже знал, как называется заклятие. – Налюбовался? – не дождавшись ожидаемых вопросов, Гарри со стуком поставил чашку на стол. – Если да, то давай уже делай, зачем пришёл. Со всеми необходимыми манипуляциями Скорпиус управился за час, но признаваться в этом не спешил. Быстро выяснив, что несмотря на браваду, в колдомедицине Поттер разбирался всё же откровенно слабо, он прогнал того через кучу тестов, начиная от банального вычисления индекса здоровья и кончая длинным психологическим тестированием на предмет выявления скрытых зависимостей. Поттер предсказуемо оказался склонным к алкоголизму наркоманом и, что изрядно повеселило Скорпиуса и разозлило самого Поттера, – латентным гомосексуалистом. Времени оставалось ещё куча, и Малфой с радостью объявил явно не ожидавшему какого-либо продолжения Поттеру: – А теперь займёмся исследованием вашей физической формы! – Что?! – Гарри гневно вытаращился на него и быстро сел. – Ты издеваешься? Вместо ответа, Скорпиус хищно улыбнулся и махнул палочкой. Над головой Поттера появились столбики цифр. – Давление, пульс и частота дыхания, – милостиво пояснил он злому, как рой растревоженных пикси, Поттеру. – Замеривается лёжа, сидя, стоя, после физической нагрузки и при изменении температур. Попрошу снова принять горизонтальное положение и расслабиться. – Да что б тебя! – рыкнул Поттер. Некоторое время они буравили друг друга взглядами, затем Малфой выразительно постучал пальцем по запястью, намекая на то, что его время ещё не вышло, и Гарри ничего не оставалось, кроме как лечь. – Не боишься расплаты? – буркнул он, глядя на деловито строчащего что-то в блокноте Скорпиуса. – Предпочитаю решать проблемы по мере их поступления, – ответил тот, на миг поднимая глаза. – Кстати, вам не холодно? – Нет, – отрезал Гарри, скрещивая руки на груди. – Ну и замечательно, – улыбнулся Скорпиус. – Потому что для изменения температур мы используем холодный душ. Пустить совсем уж ледяную воду, как ему хотелось, Малфой не решился, но Поттеру, кажется, вполне хватило и того, что Скорпиус резко сменил температуру с сорока градусов на двадцать два. – Блядь! – заорал Гарри и решительно отдёрнул занавеску. – Ещё одна подобная выходка, и я накачаю тебя экстази, отвезу в гей-бар, заставлю станцевать на столе стриптиз и оставлю на потеху толпе! – Не волнуйтесь, эти замеры берутся однократно, – холодно улыбнулся Малфой и подумал, как всё-таки жаль, что Поттер в своё время ушёл из Аврората. Человек, способный выглядеть внушительно, стоя голым в ванне, должен работать там и только там. К счастью, злопамятностью Поттер, кажется, не отличался. По крайней мере, выйдя из душа, он выглядел вполне миролюбиво и даже предложил Малфою что-нибудь выпить – до семи оставалось ещё почти полчаса. Подумав, Скорпиус на этот раз не стал отказываться – кто знает, куда на этот раз потащит его Поттер. Кричер быстро организовал классическое английское чаепитие, и Скорпиус с удовольствием выпил чашку превосходного чая с парой тёплых булочек. Неладное он заподозрил уже потом, поймав виноватый взгляд домовика и заметив довольную усмешку Поттера. – Блядь, – не сдержался Малфой. – И что там было? – он посмотрел на чашку так, будто из чаинок на дне должен был сложиться ответ на вопрос. – Экстази*, как я и обещал, – усмехнулся Гарри. Он достал из кармана знакомый пакетик, но на этот раз в нём был не порошок, а треугольная розовая таблетка. – Ням! – он аккуратно достал наркотик и закинул его себе в рот. – А теперь можно и… Стук в дверь прервал его на полуслове. – Хозяин, там эта женщина с мужем, – объявил мгновенно появившийся Кричер. – Чёрт! – Поттер вскочил с места. – Как не вовремя! – Я всегда не вовремя, да, Гарри? Я думала, у тебя реабилитационный период. Гостью и её спутника мог не узнать только маггл. Гермиона и Рональд Уизли, лучшие друзья Героя. – Прости, ты же знаешь, я всегда рад тебя видеть, – сконфуженно улыбнулся Поттер. – И тебя, Рон! Просто мы как раз собирались уходить… – Мы? – супруги синхронно повернулись и уставились на Скорпиуса. Он подумал, что было бы забавно помахать им ручкой, и вдруг с ужасом понял, что если действие сегодняшнего наркотика будет аналогично вчерашнему, то через некоторое время он начнёт творить подобные вещи не задумываясь. – Добрый вечер, – сказал он, поднимаясь. – Так я могу быть свободен, мистер Поттер? – С чего вдруг? – Гарри посмотрел на него удивлённо. – А ну сидеть! И расслабься, у тебя есть ещё примерно полчаса, до того, как… – он не окончил фразу, но улыбнулся крайне выразительно. – Кто это? – Рон беспардонно ткнул в опустившегося обратно на стул Скорпиуса пальцем. – Тебе девок, что ли, не хватает?! – Да что вы все подозреваете меня невесть в чём?! – праведно возмутился Гарри, а Скорпиус едва сдержал рвущийся наружу смех: всё же не зря, видимо, тесты выявили у Поттера склонность к мужеложеству. – Так кто это? – поддержала мужа Гермиона и вдруг поменялась в лице. Скорпиус проследил за её взглядом и испытал некоторое чувство дежа-вю. «Наверное, – пришла в голову запоздалая мысль, – фамильные драгоценности всё же лучше хранить в тайнике. По крайней мере, пока я работаю с Поттером». – Малфой, – констатировала Гермиона. – И что всё это значит? – Это сын хорька? – неверяще переспросил Рон. – Не может быть! – Почему? – поинтересовался Поттер. – Не похож он на хорька, – пожал плечами Рон. – Цветом если только… – Давайте не будем уточнять, кто от какого животного произошёл, а то мне тоже захочется выдвинуть пару версий, – предельно вежливо процедил сквозь зубы Скорпиус. Троица переглянулась и дружно рассмеялась. – Ну надо было думать, что хорёк ему не рассказал о том случае, – широко улыбнулся Рон. – А он ничего так, зубастенький. – Вот только всё же, что он делает у тебя дома? – Гермиона явно была не из тех, кто позволит вопросу остаться без ответа. – Провожу курс реабилитации, – ответил за Поттера Скорпиус и снова встал. – И уже, кстати, закончил. На сегодня, по крайней мере. Он надеялся, что при друзьях Поттер не станет удерживать его силой. – Всё-всё, уже иду! – Гарри вскинул руки в успокаивающем жесте и тоже встал. – Рон, Гермиона, вы уж нас простите, но я обещал Скорпиусу, что научу его водить мотоцикл, а вы пришли не предупредив. Я очень извиняюсь, но обещания надо выполнять, – он схватил Малфоя за руку. – Увидимся завтра! Или послезавтра… В общем, увидимся! И он аппарировал. – Чему он его научит? – ошалело переспросил Рон. – Ничему хорошему, – мрачно отозвалась Гермиона. *** На подвиги пока не тянуло, и Скорпиус без сожалений отклонил предложение Поттера ненадолго сесть за руль. Натянув шлем, он уже почти привычно устроился позади Гарри, обхватывая того руками. Может быть, наркотик не подействовал? Мысль приободрила. Они только-только отъехали от поттеровского особняка, когда Скорпиус обнаружил, что у мотоцикла отчего-то очень твёрдое сидение. Странно, ему казалось, Поттер взял тот же, что и вчера. Он задумчиво поёрзал задницей по гладкой коже седла. Для этого пришлось обнять Поттера чуть крепче. – Ого! – выдохнул Скорпиус, кажется, вслух. Невольно рассматривая сегодня полуголого – да и голого тоже – Героя, он, разумеется, не мог не отметить, какое у того мощное тренированное тело, но видеть – одно, а чувствовать и трогать – совсем другое. Вдруг очень захотелось потереться о Поттера так же, как он только что тёрся о сидение, и, подумав, Скорпиус не нашёл причин, почему ему нельзя этого сделать. То есть причины, конечно, были, только несущественные какие-то. И потом, ему же хочется! И он аккуратно… Прижавшись к поттеровской спине, Скорпиус подумал, что снова надеть костюм явно было неудачной идеей. Грубая ткань пиджака царапала прямо сквозь тонкий шёлк рубашки. Другое дело кожа! Пальцы скользнули по уже знакомой куртке и остановились, наткнувшись на холодную металлическую заклёпку. «Надо будет купить себе такую же! – решил Скорпиус и тут же огорчился: – Но на мне она не будет сидеть так же здорово, как на нём». Рёв мотора стал как будто громче, а бьющие в глаза фары встречных автомобилей – ярче. Поймав себя на том, что снова ёрзает, на этот раз фактически потираясь о Поттера пахом, Малфой наконец догадался, что начал действовать наркотик. «Возбуждающее, – как-то отстранённо подумал он. – Этот старый козёл дал мне возбуждающее!» «Какой же он старый? – тут же возразило одурманенное подсознание. – Для мага такого уровня он молод! И к тому же, вполне в твоём вкусе». Остатки разума, не поддавшиеся влиянию наркотика, твердили, что о последнем обстоятельстве Поттеру лучше не знать, но, чувствуя, как кожа начинает буквально гореть в тех местах, где он прикасался к Гарри, Скорпиус понял, что это будет чертовски сложно. Взгляд Поттера, когда тот остановил мотоцикл, стянул шлем и обернулся к нему через плечо, был настолько красноречив, что Скорпиуса бросило в жар – наркотик Поттер явно принял тот же самый. – Нет, ну если хочешь, мы, конечно, можем и тут посидеть, но внутри будет тоже неплохо, – сказал Гарри, улыбаясь, когда понял, что слезать с мотоцикла Малфой явно не спешит. К счастью, ноги держали вполне исправно, а голова осталась на удивление ясной. – Где мы? – поинтересовался Скорпиус, с некоторым сожалением отлипая от Поттера. – Тебя название интересует? – со смешком уточнил Гарри. – Какая разница, пошли! На этот раз заведение было совсем не похоже на бар. Сначала Скорпиус даже не понял, что именно делают собравшиеся внутри люди – было ощущение, что все они находятся под действием слабенького Круциатуса, так они дрыгались. – Что они делают? – проорал он, пытаясь перекричать странную оглушающую музыку. – Танцуют! – ответил Поттер, наклоняясь самому его уху. – Это – танец?! – поразился Скорпиус. Вместо ответа Гарри рассмеялся и взял Малфоя за руку. Никогда в жизни Скорпиус не думал, что столь обычное прикосновение может вызвать ТАКИЕ ощущения. Они пробирались сквозь толпу в ведомом лишь Поттеру направлении и были уже на середине, когда Скорпиус начал наконец замечать некоторый ритм в доселе казавшихся хаотичными движениях людей. Музыка сменилась на что-то ещё более ритмичное, и он вдруг обнаружил, что начал сам немного пританцовывать в такт. – Мы пришли сюда танцевать? – поинтересовался он, но Поттер его не услышал. Пришлось прильнуть к нему поближе, чтобы дотянуться до уха. – Я спрашиваю: мы пришли сюда танцевать? – Отчасти… – Поттер развернулся к нему всем телом и лукаво поинтересовался: – А ты хочешь? – Хочу, – кивнул Скорпиус. – Но не умею. То есть умею, но не так. Могу вальс, танго и даже румбу, а так не могу. А вы можете? Слова лились из него неиссякаемым фонтаном, и пришлось сделать над собой усилие, чтобы заткнуться. – А я только так и могу, – усмехнулся Гарри. – Вот сейчас найдём каких-нибудь девчонок, и даже покажу. – Зачем девчонок? – удивился Малфой и нахмурился. – Так мы что, девок сюда пришли кадрить? Могли бы и сразу сказать, я бы дома остался. Ой, то есть не остался бы, вы ж меня заставили бы. Ладно, давайте. Кадрите. Я в сторонке постою. Вы, кстати, совсем не старый, они на вас, наверное, хорошо клюют. И шрамы нисколько не портят. Кстати, откуда они? – Малфой, ты меня поражаешь, – Гарри покачал головой и широко улыбнулся. – Я знал, что с тобой будет весело, но не думал, что настолько. Значит, не хочешь девчонок? А чего хочешь? – Танцевать! – Скорпиус попытался скопировать движения ближайшего к нему мужчины и рассмеялся сам над собой. – А девок я не люблю! – доверительно проорал он во всю глотку . – У них члена нету! Ближайший мужчина – тот самый, кому пытался подражать Малфой – нахмурился и поспешил отодвинуться. – Так, пожалуй, экстази я тебе больше не дам, – решил Гарри, беря Скорпиуса под локоть. Он привёл его почти к самой стене, где народу было поменьше, а темнота погуще, и некоторое время раздумывал, не бросить ли неожиданную обузу тут на неопределённый срок. Чувство ответственности победило, тем более, что Малфой был определённо интереснее любой из возможных претенденток за звание Мисс Сегодняшняя ночь. Скорпиуса буквально распирало от желание что-то делать или, на худой конец, что-то говорить. Он снова попытался двигаться под музыку, используя известные ему движения классических танцев, но получалось из рук вон плохо. – Ну! – требовательно крикнул он Поттеру. – Вы обещали, что покажете, как это делается! – Нет, если тебе показать, то ты больше не будешь так забавно дрыгаться, – рассмеялся тот. Скорпиус зло сверкнул глазами и стащил с себя пиджак. – Откуда мне знать, может быть, вы дрыгаетесь не лучше! – огрызнулся он. Понаблюдав некоторое время за танцующей рядом девушкой, он для пробы покрутил бёдрами и, сосредоточившись, довольно точно повторил пару её движений. – О, да у тебя талант! – подбодрил его Поттер. Ноги уже не стояли на месте, и, поймав после пары минут безотчётного копирования, ритм музыки, Малфой попытался изобразить что-то своё. «Пожалуй, рановато», – понял он, снова услышав за спиной поттеровский смех. Тут ему на бёдра легли чьи-то руки. – Не старайся слишком сильно, – прошептал Поттер ему в ухо. – И забудь, чему тебя там учили. Почувствуй ритм. Удар – движение, удар – движение, вот и вся наука. Скорпиус инстинктивно ожидал, что Поттер начнёт им руководить, и даже заранее расслабился, готовый подчиняться, но Гарри вместо этого отступил в сторону и начал танцевать сам. Его движения были немного угловатыми и резкими, хотя Малфою показалось, что ничего более прекрасного он в жизни не видел. Возможно, похожим образом думало и несколько девушек, быстро отделившихся от толпы и окруживших Поттера. Танцевали они, кстати, тоже неплохо, вот только Скорпиус предпочёл бы, чтобы они это делали в другом месте. О чём он и не преминул заявить, втиснувшись между Гарри и одной особенно ретивой девицей. – Ищите себе другого Героя, этот сегодня учит меня! – заявил он. – Эй, Малфой, – засмеялся Гарри, – я натурал! – Да ну? – хитро прищурился Скорпиус. – А кто угрожал экспериментами? И потом, я же вас не трахаться тяну. Вы меня сюда притащили, а теперь даже танцевать научить не хотите. – В следующий раз точно в гей-бар сдам, – вздохнул Поттер. Он поколебался и слегка приобнял Малфоя за талию. Скорпиус чуть не замурлыкал под его руками и рванул вперёд, стремясь усилить контакт. – Откуда у вас шрамы? – выдохнул он, прижимаясь к Поттеру. – Я их даже сквозь наши рубашки чувствую! – Много будешь знать – скоро состаришься, – наставительно пробурчал Гарри. «Обнимательный» эффект от экстази явно проявлялся у Малфоя чересчур сильно. – Кстати, насчёт гей-бара, – задумчиво протянул тем временем Скорпиус. – Как раз стриптиз я танцевать умею, – Поттер несколько раз изумлённо моргнул в ответ на такое признание. – Интересно, если я использую вас вместо шеста, у меня получится станцевать его под эту музыку? – Думаю, нет, – твёрдо заявил Поттер, уже почти жалея, что дал Малфою наркотик. Впрочем, обнимать его было довольно приятно и необычно. – Жаль, – искренне огорчился Скорпиус, начиная неторопливо двигать бёдрами, как если бы действительно танцевал у шеста. – Наверное, это было бы красиво… Вот с этим Гарри не мог не согласиться – танцующий стриптиз Скорпиус совершенно точно являлся красивым зрелищем, будь Поттер хоть трижды натуралом. Тут Малфой начал расстёгивать рубашку, и Гарри поспешил его остановить. – Этот наркотик такой странный, – Скорпиус закинул руки ему на шею. – Заставляет говорить всё, что я думаю. Почти всё. И делать тоже. – Почти? – видит Мерлин, Гарри не хотел его подначивать, учитывая двусмысленность ситуации, но, в конце концов, он же тоже выпил таблетку, хоть и контролировал себя гораздо лучше. – Почти, – кивнул Малфой. – Ещё хватает мозгов кое-что держать за зубами. Я считаю, что это здорово. Я молодец. – Молодец, – подтвердил Гарри с улыбкой. Он начал двигаться под музыку, увлекая Скорпиуса за собой, и тот охотно подхватил ритм. Сначала получалось довольно неуклюже, но потом они приспособились, и дело пошло на лад. В какой-то момент сдерживаться стало просто невозможно, и Скорпиус вжался в Поттера всем телом. Ужасно хотелось целоваться, но танцевать хотелось больше. А ещё быстрее. Но для этого пришлось бы отстраниться. – Готов признать, что наркотики – не такая уж и плохая штука, – сказал он, слегка задыхаясь. – Повтори это завтра утром, – усмехнулся Гарри, обнимая его уже по-настоящему. Они танцевали, не обращая внимания на косые взгляды окружающих так долго, что Скорпиус начал задумываться, почему он до сих пор не падает без сил. Он давно понял, как именно надо двигаться под начавшую уже казаться поистине гениальной музыку, и пару раз даже отцеплялся от Поттера, чтобы дать телу больше свободы. Впрочем, ненадолго. Жажда прикосновений, вопреки опасениям, хоть и была очень сильной, контролю всё же поддавалась, и он вскоре перестал бояться, что попытается завалить Героя прямо на пол. Наконец настал момент, когда Скорпиус почувствовал подступающую усталость. Буквально за несколько минут силы, запас которых до сих пор был поистине безграничным, иссякли до почти полного нуля. – О, чёрт, – выдохнул Малфой и повис на Поттере. – Отходняк, – понимающе хмыкнул тот и добавил с некоторым беспокойством: – Только какой-то больно резкий. Всё у тебя, Малфой, не как у людей. – «Влияние наркотических веществ на магов до конца не изучено. Реакции отдельных индивидов могут быть непредсказуемыми», – заплетающимся языком процитировал Скорпиус учебник. – Давай уже, индивид, двигай ножками, – Гарри развернул Малфоя лицом от себя и начал толкать его к выходу. Толпа заметно поредела – близился час закрытия, – и уйти не составило особого труда. Скорпиус кое-как дополз до мотоцикла и обессилено к нему прислонился. Ноги гудели; чтобы сделать шаг приходилось буквально силой заставлять работать каждый мускул. – Я свалюсь на первом же повороте, – мрачно сказал он. – Давайте аппарируем. – Я не оставлю тут мотоцикл, – покачал головой Гарри. – А тебе аппарировать не позволю – расщепишься, как пить дать. – Не позволит он, – недовольно буркнул Скорпиус, но потом мысленно махнул рукой – махнуть физически казалось настоящей роскошью при столь ограниченном ресурсе сил. – Ладно, не позволяйте. Только как я домой-то попаду? Повезёте меня в Менор на этой штуке? – Так ты с родителями живёшь? Ай-ай, а такой большой мальчик, – Поттер подошёл к нему и тоже присел на сидение. – У меня своё крыло замка, – Малфой неприязненно покосился на него. – Изолированное! – А папочка твой знает, что ты девчонок не любишь? – подначил его Гарри. – Поздно, мистер Поттер, эта ваша хрень уже не действует, – злорадно оскалился тот. – Жаль, – Поттер вздохнул. – Ты был довольно милым. Иногда, правда, чересчур, – при этих словах Малфой заметно сник. – А ты понимаешь, что наркотик всего лишь помогает раскрепостить сознание? – он внимательно посмотрел на Скорпиуса и вдруг ткнул пальцем ему в грудь. – Ну, и где там прячется настоящий Скорпиус? Бедненький, каково же тебе жить под пятой этого зануды! Скорпиус не сдержался и рассмеялся, накрывая руку Поттера ладонью. – И вовсе я не зануда, – запротестовал он. – Зануда-зануда! Ещё какой! – с улыбкой подтвердил Гарри. – Зато вы не слишком-то… – хотел было привычно огрызнуться Малфой, но оборвал сам себя. Так уж и быть, сегодня последнее слово он оставит за Поттером. – Ладно, может, поедем уже? – Угу, – улыбнулся тот ещё шире. «Когда он так улыбается, ему и тридцати не дашь, – подумал Скорпиус. – Неудивительно, что девки к нему так и липнут». Тут он вспомнил, как сам совсем недавно «лип» к Поттеру, и поспешил натянуть шлем, чтобы скрыть вспыхнувший румянец. – Садись вперёд, – скомандовал Гарри. – А то и правда свалишься. Он, как и вчера, уверенно обхватил Скорпиуса руками, сжимая руль, и Малфою вдруг очень захотелось откинуться спиной ему на грудь – ну или наоборот прогнуться и вжаться задницей в пах. «Это всё наркотик!» – успокоил он себя, незаметно отодвигаясь от Поттера. Дорога до поттеровского особняка заняла гораздо больше времени, чем в обратном направлении – по крайней мере, по ощущениям Скорпиуса. Он даже успел немного задремать, уткнувшись шлемом в руль. – Ладно, Малфой, это было круто, – резюмировал Гарри, войдя в дом. – Так и быть, обещаю не будить тебя до пяти как минимум. Да и сам вряд ли проснусь раньше. – Не будить меня? – недоумённо переспросил Скорпиус, с трудом поднимаясь по лестнице, но Поттер уже умчался куда-то вглубь дома. – Мистер Малфой может подождать в гостиной, пока Кричер приготовит ему комнату, – появившийся домовик почтительно поклонился. – Принести вам чай? – Какую ещё комнату? – Скорпиус нахмурился. – Где у вас тут камин? – А камин к сети не подключён, – Поттер выглянул из коридора и весело улыбнулся. – Так что тебе придётся переночевать здесь. Слушай, – добавил он уже без улыбки, увидев на лице Малфоя решительное выражение, – я тебе серьёзно говорю, аппарировать нельзя. Ты же видел мои шрамы? Как минимум пара из них от неудачной аппарации. – Под наркотой? – вопросительно поднял бровь Скорпиус. – Нет, на задании, – вынужден был признаться Гарри, – но это дело не меняет. – Ничего, шрамы – это сексуально! – несмотря на браваду, обзавестись подобными украшениями особого желания не было; Скорпиус вздохнул и прошёл мимо Поттера в коридор. – А остальные тоже на службе получили? – Большинство, – кивнул Гарри. – Один или два – на дуэли. – Вот как? – Малфой остановился и развернулся к нему. – А с моим… – А с твоим отцом у нас вышли политические разногласия! – решительно перебил его Поттер. – Но мы уже давно уже пришли к консенсусу. – Знаем мы этот консенсус, – усмехнулся Скорпиус. – Ваше имя всуе не употреблять. Значит, он действительно не ошибся: самый большой шрам, пересекавший грудь Героя, был от Сектумсемпры. Гарри скупо улыбнулся и подтолкнул Малфоя к двери в гостиную. – Топай давай спать. Завтра поговорим. Усталость навалилась с новой силой, и Скорпиус решил не спорить. _____________________________________________ * - Экстази, Метилендиоксиметамфетамин, MDMA (3,4-метилендиокси-N-метамфетамин) — полусинтетическое психоактивное соединение амфетаминового ряда, относящееся к группе фенилэтиламинов, широко известное под сленговым именем «экстази». Эффекты появляются через 30 — 45 минут после глотания. Они достигают максимума через час после приема и остаются неизменными около двух часов («эффект плато»), потом начинают постепенно уменьшаться и через 4 — 6 часов исчезают вовсе. Вторичные вспышки («флэш бэк») могут появляться в течение нескольких дней. Во время эйфории, если не проявляются такие побочные эффекты, как тошнота, головокружение, сердцебиение, наступает состояние безмятежного счастья и умиротворения. Обычные вещи могут казаться очень красивыми и интересными, созерцательные эффекты экстази напоминают ЛСД, но экстази практически не вызывает галлюцинаций, общая картина реальности не меняется. Возникает чувство эмоциональной близости и любви к окружающим, исчезают психологические барьеры в общении. Многие используют экстази именно ради этого эффекта: испытывая трудности коммуникации, они уверяют, что экстази облегчает им знакомство и времяпрепровождение в барах и на дискотеках. Те же результаты может давать алкоголь, но экстази, по их словам, действует сильнее и качественнее. Экстази усиливает физические ощущения: осязание, обоняние, слух, зрение, координацию движений. Благодаря этим качествам, а также воздействию на эмоциональное состояние, экстази называют «порошком объятий». Нередко экстази используют с целью «самотерапии», проводя время «прихода» в размышлениях о своей жизни. По мнению этих последователей Осмонда и Лири, экстази дает им новый экзистенциальный и психологический опыт. Действие экстази как стимулятора, повышающего энергетический уровень, используется любителями длительных танцевальных вечеринок. В опьянении экстази можно танцевать несколько часов без остановки, не чувствуя усталости. Чувство эмоциональной близости с танцующими вокруг товарищами и повышенное «чувство тела» делает танцевательные мероприятия, по мнению любителей кислотных впечатлений, особенно захватывающими. Обострение зрения и синестезия, свойственная большинству психоделиков и стимуляторов, доставляют особые ощущения от светомузыкальных эффектов.

Фехтмейстер и ученик: ГЛАВА 3 Скорпиуса разбудил стук в стекло. Он привычно махнул рукой, приказывая заколдованным на этот жест окнам открыться, но ничего не произошло. Лишь открыв глаза и испуганно оглядевшись, он вспомнил, что находится не в Меноре. Вздохнув, он выбрался из тёплой постели и открыл окно собственноручно. На улице царили густые сумерки, и было непонятно – то ли ещё не рассвело, то ли уже темнеет. В письме, к счастью, не было ничего важного, и Малфой позволил себе ещё ненадолго прилечь, вспоминая события вчерашнего вечера. «Неужели, Поттер именно так проводит всё свободное время? – подумал он. – Или это эксклюзивная программа лично для меня?» Подумав и решив, что нынешний уровень отношений с Национальным Героем вполне позволяет задать этот вопрос самому Герою, он встал, быстро оделся и привёл себя в порядок. Гостиную он нашёл без проблем, но вот, распахнув дверь, застыл на пороге в немом изумлении. За столом чинно восседала чета Уизли и что-то бурно объясняла понурому Поттеру. При виде Скорпиуса тот встрепенулся. – Доброе утро! – радостно провозгласил он. – Давай к нам, сейчас пожрать сообразим. – Нет, спасибо, я домой, – Скорпиус мысленно поёжился под сверлящими взглядами Гермионы и Рона. – Ну и что всё это значит? – Гермиона перевела взгляд с одного на другого. – Да ничего, – лучезарно улыбнулся Гарри. – Очередная бурная ночь. – Вместе с ним? – уточнил Рон. – На ближайшие пару месяцев он мой личный врач, – Гарри отставил чашку с кофе, которую держал в руках, и встал. – И как ответственный человек он считает своим долгом лично проверять, насколько точно я соблюдаю все его рекомендации, да, Малфой? – он незаметно подмигнул Скорпиусу. – Кстати, о рекомендациях, – отозвался тот, – настоятельно рекомендую немедленно принять те зелья, которые я вам оставил вчера. – Да брось, – скривился Поттер. – Уже всё выветрилось, неужели сам не чувствуешь? – Ушам не верю! – вытаращилась на них Гермиона. – Малфой, ты принимал наркотики? Эта женщина нравилась Скорпиусу всё меньше, и он начал понимать, почему Поттер так порадовался его приходу. – Всего лишь экстази, – он невозмутимо пожал плечами и, поймав благодарно-восхищённый взгляд Поттера, едва заметно улыбнулся ему уголками губ. – Ладно, я передумал. Так что там насчёт обеда? – Кричер! – во всю глотку заорал Гарри. Он приказал подать обед и одним махом выпил принесённые Малфоем зелья. Всё это время Уизли молча смотрели на них с таким выражением лиц, словно Скорпиус признался, что они с Поттером всю ночь насиловали лягушек. – Так вот, Гарри, – возобновила прерванный разговор Гермиона, решив, видимо, что продолжать тему наркотиков бесполезно, – ты должен понять, что ведёшь себя безответственно. Тебе всего лишь надо два-три раза в месяц появляться на совете директоров! Нельзя всё сваливать на управляющих, какими бы толковыми они ни были. Ты и только ты можешь решить, нужно ли продать часть акций, кому их продать, и куда вложить вырученные средства. А ещё… – А ещё ты прекрасно знаешь, что я ни черта в этом не понимаю, – перебил Гарри. – И зачем в таком случае нужны управляющие? – Не прикидывайся! Прекрасно ты всё понимаешь, – отрезала Гермиона. – Тебе просто лень! – И это тоже, – легко согласился Поттер. – Мне и так денег некуда девать, зачем ещё больше колготиться? – А вот давай спросим у Малфоя, – хищно прищурилась Уизли. – Малфой, а Малфой, зачем человеку состояние? – Чтобы его приумножать, – ответил Скорпиус и добавил, поспешив стереть с её лица торжествующую усмешку: – и тратить, конечно. – Во-от, слышала? Тра-тить! – протянул Гарри наставительно. – Что я с успехом и делаю. А приумножается оно само, не вижу смысла из кожи вон лезть, чтобы только выиграть несколько десятков миллионом. От названной суммы Скорпиус чуть было не поперхнулся. «Это сколько же у него денег?!» – со священным трепетом подумал он. – А о детях ты подумал? – вредная тётка явно вознамерилась проесть Герою плешь. – Не думаю, что им эти миллионы покажутся лишними. – Пусть сначала заработают их, а потом уже считают! – резко ответил Поттер. – А то будут, как… Тут он внезапно запнулся и виновато посмотрел на Малфоя. Скорпиус предпочёл сделать вид, что ничего не заметил, и это не укрылось от внимания Гермионы. – Ладно, возможно, какой-то смысл в этом есть, – выдавила она. – Что ж, Гарри, мы пойдём. Ещё раз извини, что разбудили. Пока, Малфой. Гарри проводил их с Роном и вернулся за стол. Он некоторое время молча пил кофе, периодически бросая на Скорпиуса странные взгляды, и наконец сказал: – А знаешь, ты совсем не похож на отца. Рон правильно сказал. – Так многие говорят, – Скорпиус отложил вилку и твёрдо посмотрел на него. – Наверное, он тоже весьма ответственно подошёл к моему воспитанию. – Может быть, но, по-моему, ты и сам какой-то другой, – теперь Поттер смотрел откровенно оценивающе, и Малфою стало неуютно под этим взглядом. – Это у нас с вами просто не возникло ещё политических разногласий, – натянуто улыбнулся он. Гарри рассмеялся и взъерошил ему волосы. – Давай договоримся: сегодня я не буду тебе ничего давать, а ты не станешь зажиматься? – предложил он. – Ну… – Скорпиус поколебался. – Если только мы снова не пойдём танцевать. – Нет, пожалуй, нет… – Гарри задумчиво потёр подбородок. – Но сперва процедуры! – прервал его размышления Малфой. *** На этот раз Скорпиус ограничился только предписанными манипуляциями и сбежал домой. Нужно было успеть написать два отчёта о состоянии Поттера – хотя кому они, к чёрту были нужны? – принять ванну и переодеться. Не найдя в своём гардеробе подходящих вещей, Скорпиус задумался. У него в шкафу было два типа одежды: костюмы для выходов куда-либо, где предполагается наличие магглов – из-за того, что особняк Поттера находился в маггловской части Лондона, Малфою приходилось носить именно их – и мантии. Ни то, ни другое совершенно не годилось для ночных вылазок с Поттером. Насмотревшись вчера на целую толпу разновозрастных магглов, Скорпиус примерно представлял, что принято надевать в такие места, и, вынимая палочку, уже знал, что могло бы ему подойти. *** На этот раз Поттер самолично открыл ему дверь. Он недоверчиво уставился на Скорпиуса, не спеша посторониться и пропустить его в дом, и протянул: – Малфой, ты ли это? – Нет, я маленькая лесная фея, – съязвил Скорпиус, – пришла пригласить вас на бал в цветочное королевство. – Если ты фея, то я Хагрид, – усмехнулся Поттер. – Договорились, – согласно кивнул Скорпиус. – Сегодня поедем на машине, – Гарри хлопнул себя по карману, проверяя ключи, и вышел на улицу. – А то дождь обещают. В гараже он быстро прошёл вдоль стройных рядов дорогих и очень дорогих машин и остановился у любимого Астона Мартина. – Вот на что приятно тратить деньги, – он погладил машину по блестящему полированному боку. Скорпиус фыркнул. – Зря я, значит, куртку так старательно трансфигурировал, – без особого сожаления посетовал он. – Не волнуйся, она тебе ещё пригодиться, – успокоил его Поттер и сел за руль. – Знаешь, водить машину – всё равно, что играть в квиддич. Только для этого не нужно собирать целую команду – достаточно залить бензина и нажать на газ. Тут тебе и куча правил, и бладжеры со всех сторон, особенно когда перестроиться надо, и соперники, если повезёт. – А как же снитч? – Скорпиус с интересом огляделся и стал рассматривать приборную панель. – Так не в нём, как выяснилось, счастье, – Гарри вёл ровно и уверенно. – Я только потом понял, что висеть над полем, выискивая снитч и вполовину не так интересно, как гонять квоффл. Хотя… Если есть хороший соперник… – он повернулся к Малфою, на секунду отвлекаясь от дороги. – А ты играешь в квиддич? – В школе играл, – кивнул тот. – А в университете нет. Не до того было. – Ну да, ты же у нас зануда, – поддел его Гарри. Скорпиус только усмехнулся. – У моего приятеля сегодня день Рождения, – сказал Поттер некоторое время спустя, припарковываясь. – Я вообще-то не хотел идти, потому что на таких вечеринках обычно бывает очень скучно, но с тобой – другое дело. Только обозвать тебя надо как-нибудь попроще. – Позавчера я назвался Скоттом – ничего другого в голову не пришло, – ответил Скорпиус с некоторой досадой. – Да и не разбираюсь я в маггловских именах. – Как насчёт Стива? – неуверенно предложил Гарри. – Слай? Свен? Странно, при всей своей несуразности, тебе идёт именно твоё имя. Его даже сокращать не хочется. – Вот и не надо меня никак сокращать, – сердито глянул на него Скорпиус. – Ладно, пусть думают, что это кликуха такая, – решил Гарри. Малфой вышел из машины и огляделся. В небе клубились серые облака, и на грубые камни мостовой уже упали первые капли дождя. Он запахнул поплотнее трансфигурированную из пары мантий кожаную куртку и повернулся к Гарри. – Я похож на маггла? – поинтересовался он с усмешкой. Поттер обошёл машину и встал перед ним, критически осматривая. – Ну, если не учитывать того, что на твоих брюках нет ширинки, то вполне, – он усмехнулся, когда Скорпиус машинально глянул сначала на свой, а потом на поттеровский пах. – Только отчего такое пристрастие к чёрному цвету? – Так у меня же траур, – серьёзным голосом ответил Малфой. – Позавчера один нехороший человек убил мою веру в Гарри Поттера как в Национальный Символ. – Соболезную. Кто же этот негодяй? – Гарри изобразил негодование, но глаза его смеялись. Скорпиусу нестерпимо захотелось шагнуть вперёд, прижаться всем телом и прошептать ему в ухо: «Вы, сэр». Как просто это было бы сделать вчера, когда для одурманенного экстази мозга, не существовало преград, зато имелось непробиваемое оправдание. Сейчас же он был вынужден ограничиться лукавым взглядом и обольстительной улыбкой. Но даже это, как ни крути, можно было назвать только одним словом. «Я с ним флиртую. Флиртую, блядь!» – громом ударило понимание, но тут Гарри улыбнулся в ответ, и смириться с горькой правдой стало значительно легче. Как бы то ни было, а Поттер явно ничего не имел против. *** Вечеринка Скорпиусу не понравилась: слишком много незнакомых людей, всё та же немелодичная музыка и сгустившие воздух до состояния неплотного облака клубы дыма. – Наверное, чтобы получить удовольствие от таких сборищ, и правда надо наглотаться наркотиков, – сказал он Поттеру, принимая от него бокал с каким-то напитком и подозрительно в него заглядывая. – На этот раз там ничего нет, – понимающе хмыкнул тот, – но если хочешь – только скажи. – Вы действительно думаете, что ваши друзья поймут, если я всё же станцую вокруг вас стриптиз? – насмешливо поинтересовался Скорпиус. – Думаю, если ты это сделаешь, мне уже будет всё равно, – отозвался Гарри и добавил до того, как Малфой успел осведомиться, стоит считать это приглашением: – потому что я умру от смеха, глядя на их лица. Скорпиус улыбнулся, подбирая достойный вариант ответа, как вдруг громкий женский голос буквально оглушил его. – ГАРРИ! Боже мой, Гарри, это правда ты! Разрешите, – высокая девица в вызывающе коротком красном платье бесцеремонно оттолкнула Малфоя локтём и повисла у Поттера на шее. – Почему ты не сказал, что вернулся в Англию? – Я думал, ты сама уехала, – удивлённо и с лёгкой досадой протянул Поттер. – Мэл, это Скорпиус, Скорпиус, это Мелисса. – Какое необычное имя, – гортанно пропела Мэл, протягивая Малфою руку и одновременно прижимаясь к Поттеру ещё теснее. – Это прозвище, – сухо ответил Скорпиус и быстро мазнул губами по тыльной стороне предложенной ладони. – О, как мило! – отчего-то удивилась девушка. – Мальчики, а почему вы не танцуете? Гарри, ты должен мне танец за то, что ты такой противный и мне не позвонил. Ты же извинишь нас, Скорпиус? – Конечно, – процедил тот сквозь зубы, но переведя взгляд на Поттера и увидев, что тот отрицательно качает головой, решительно преградил Мэл дорогу. – Хотя вообще-то мы только пришли, и мист… Гарри обещал познакомить меня с друзьями. Может быть, танец подождёт? – О, давай, я познакомлю тебя с моей подругой Кристи? – сверкнув глазами, предложила Мелисса. – И все вместе пойдём танцевать! – Прости, дорогая, но первый танец я всё равно обещал ему, – Гарри высвободился из крепких объятий и обнял Скорпиуса за плечи. – В Америке та-акие свободные нравы, ты себе не представляешь! Боюсь, что пребывание там сильно на меня повлияло. Скорпиус ослепительно улыбнулся, обнял Поттера за талию и подтолкнул того к лестнице, чтобы сбежать, пока Мелисса растерянно хлопала густо накрашенными какой-то гадостью ресницами. – Чёрт, я же просил Герберта не приглашать её! – зло пробурчал Гарри, когда Мелисса скрылась из виду. – Да, только на вечеринку вроде как не собирались, – резонно возразил Скорпиус. – И что теперь делать? Она же теперь меня по стенке размажет, если с кем-нибудь увидит. – А что, мистер Поттер, вы всегда на вечеринки только чтобы баб кадрить ходите? – недовольно посмотрел на него Малфой. – Ну, ещё чтоб выпить иногда, – ухмыльнулся Гарри. – Вот и пейте! – Скорпиус нехотя убрал руку с его талии. – И вообще, неужели нет более интересных и достойных занятий, чем вот такое вот прожигание жизни? Вам же нравятся машины и эти… мотоциклы. Даже я знаю, что на них можно устраивать гонки и ещё какие-то игры, кажется. А если уж совсем серьёзно, зачем вы ушли из Аврората? Уверен, вы были отличным аврором. – Что-то ты расшумелся, – Поттер прищурился, и вдруг толкнул Скорпиуса в окно. То есть, тому показалось, что в окно – на самом деле это был балкон. – Почему я ушёл из Аврората? – Гарри плотно прикрыл за собой дверь, отрезая их от толпы и фактически от всего мира. – Да потому что не мог больше. Ты сказал сегодня, что я разочаровал тебя... Так вот, знаешь, как сложно жить с оглядкой на всех – не разочарую ли я кого-нибудь, если выпью лишнюю кружку пива? Не разрушу ли чью-нибудь веру в Героя, стрельнув телефончик у хорошенькой официантки? Не раструбят ли завтра газеты о том, что Герой – хамло, если я отошью вконец обнаглевшую поклонницу? И знаешь, что? Я решил просто разочаровать всех сразу. Скорпиус смотрел на него, не в силах отвести взгляд, и с каждой фразой всё острее осознавал, что чувства Поттеры ему близки и понятны. – А себя самого вы случайно не разочаровали? – тихо спросил он, когда Гарри замолчал и скрестил руки на груди, – с участием спросил, без издёвки. – Потому что я, например, понимаю, что если плюну на всю свою ответственность перед родом, родителями, фамилией, в конце концов, то виноватым буду себя чувствовать прежде всего перед самим собой. Поттер опалил его непередаваемым взглядом и некоторое время молчал. – Знаешь, – сказал он наконец, – когда была война, мы с Гермионой некоторое время жили в лесу. Уставшие, испуганные, потерянные, мы не знали, что делать дальше, боялись каждого звука и отчаянно пытались делать вид, что у нас всё хорошо. У нас было старенькое радио, которое иногда даже ловило какую-нибудь развлекательную волну с материка, и однажды вечером из колонок зазвучала знакомая песня. Знаешь, что я сделал? Я пригласил Гермиону на танец. Мы танцевали прямо посреди палатки в неровном свете качающего фонаря, и были почти счастливы несколько коротких секунд. Музыка закончилась, и всё стало так же плохо, как и до этого, но всё же на одну минуту я забыл про войну. – И это всё – та музыка? – понял Скорпиус. – Наркотики, девки, скандалы… Просто попытка уйти от проблем? – Догадливый засранец, – грустно улыбнулся Гарри. – Знаете, что я думаю? – Малфой посмотрел на него с вызовом и опёрся спиной на перила. – Я думаю, что если для того, чтобы тащить воз, нужна сила, то чтобы скинуть его, нужна смелость. У вас она есть, мистер Поттер, поэтому вместо того, чтобы убегать от реальности, можно было бы попробовать подстроить её под себя. – Интересная мысль, – похвалил Поттер и вдруг шагнул вперёд, подходя к Скорпиусу. – Хочешь знать, что думаю я? – он положил руки на перила по обе стороны от Малфоя и дождался утвердительного кивка. – Я думаю, что тебе пора начать называть меня Гарри. Скорпиус ответил на поцелуй раньше, чем понял, что Поттер накрыл его губы своими. Очень хотелось податься вперёд, запустить руки Поттеру в волосы, прижаться у нему, потереться бёдрами, но Скорпиус не решился – кто знает, как отреагирует на всё это человек, так упорно твердивший о собственной натуральности. Сам же Гарри сокращать дистанцию довольно долго не спешил, а когда сделал наконец крохотный шажок вперёд, прижимая Малфоя к перилам, балконная дверь вдруг с шумом распахнулась. – Значит вот как! Так я и знала, променял меня на какую-то дешёвую шлюху! – голос Мелиссы звучал как-то чересчур истерично, и Скорпиус подумал, что та переигрывает. Он выглянул из-за плеча отстранившегося Поттера и послал в незваную гостью убийственный взгляд. – Матерь божья… – Мэл отшатнулась, как от удара, вскидывая руку ко рту. – Так ты не врал… – Я никогда не должен лгать, – отчего-то зло выплюнул Поттер, потёр большим пальцем тыльную сторону ладони левой руки и тут же добавил уже совсем другим тоном: – Поэтому я всегда говорю правду. Или почти всегда. Продолжать это бессмысленную сцену не было ни нужды, ни желания; Малфой взял Поттера за руку, решив, что вполне может себе это позволить, и потянул к выходу. – Разрешите! – он мстительно пихнул оторопевшую Меллису локтем. – А кого-нибудь поумнее для постельных развлечений найти было нельзя? – поинтересовался он чуть позже, подхватив с подноса пробегающего мимо официанта бокал с вином. – Я как раз работаю над этим, – усмехнулся Поттер, многозначительно вздёргивая бровь. От столь недвусмысленного намёка Скорпиуса бросило в жар. – Эй, Гарри! – высокий темнокожий человек буквально выпал к ним из толпы и с улыбкой хлопнул Поттера по плечу. – Сколько лет, сколько зим! А мы думали, ты в Америку уехал! Скорпиус изумлённо посмотрел на Поттера, и Гарри ответил ему возмущённым взглядом. – Уже вернулся, – буркнул он, но тут же тепло улыбнулся, пожимая мужчине руку. – Рад видеть тебя, Дин. Познакомься, Скорпиус, это Дин Томас, мы учились вместе, – последнее слово он выделил, от чего Скорпиус сразу догадался, что речь идёт, скорее всего, о Хогвартсе. – Дин, это Скорпиус. Скорпиус Малфой. Лицо Дина вытянулось, и он уставился на Скорпиуса как на привидение. – Сын хорька?! – последовал уже знакомый вопрос, вызвав у Малфоя острое желание схватиться за палочку. Гарри бросил на него виноватый взгляд. – Сын Драко Малфоя, – с нажимом поправил он. – Ладно, пусть так, – помедлив, согласился Дин. – И что сын Драко Мафоя делает с тобой на маггловской вечеринке? – Следит, чтобы я не пил, не курил, не ширялся и не вступал в беспорядочные связи, – усмехнулся Гарри. – Только в порядочные. – И как, успешно? – теперь Дин расслабился, и стало ясно, что в способность Малфоя удержать Поттера от всего перечисленного он не верит ни на грош. – Вполне, – серьёзно кивнул Гарри. – Сам посмотри! Он наклонился к Томасу, и тот некоторое время внимательно вглядывался в его зрачки. – Неужто даже косячок не забил? – недоверчиво спросил он. – Пока нет, но раз уж ты напомнил… Угостишь? – Поттер лукаво улыбнулся. – Двумя! – Отчего же нет? – Дин жестом фокусника вытащил из кармана жилета плоскую металлическую коробочку; Малфой успел заметить мелькнувший кончик волшебной палочки. – Раз, – он привычным жестом открыл крышку и торжественно вручил Поттеру странную немного мятую сигарету. – И два! – вторая сигарета тоже перекочевала из тёмных пальцев в светлые. – Спасибо, ты настоящий друг! – Поттер благодарно ему улыбнулся и внимательно посмотрел на Скорпиуса. – Что, Малфой, покурим? – Это вопрос? – поинтересовался Скорпиус, игнорируя насмешливый взгляд Томаса. – Да! – Поттер протянул ему сигарету. Его взгляд при этом был шальной, а улыбка – предвкушающей. – Ну если вопрос, то я скажу… покурим. Скорпиус вынул из его пальцев сигарету, задумчиво повертел её в руках, прикурил от поднесённой Томасом зажигалки и в свою очередь криво улыбнулся. – Потанцуем? – и он сделал первую затяжку. Гарри хрипло рассмеялся и тоже прикурил. – Не сегодня, – почти с сожалением покачал он головой. – Гашиш действует несколько иначе. Дин переводил взгляд с одного на другого, вслушиваясь в странный диалог. – Гарри, ты ничего не хочешь рассказать? – не выдержал он наконец. – А нечего рассказывать, – отмахнулся Поттер. – Это всё Америка. Скорпиус громко прыснул в кулак. – Странно на тебя наркотики действуют, – с интересом посмотрел на него Гарри. – Как будто организм вообще не сопротивляется. Устал он, видимо, от твоего занудства. В ответ Скорпиус лишь ещё громче рассмеялся. – Я буду лабораторной мышкой, – заявил он. – Буду ставить на себе эксперименты. Смотрите, я как раз весь белый! – он потряс волосами и задумчиво потянул: – Только вот глаза не красные. Красные глаза были только у Волдеморта. Мне папа рассказывал. Мистер Поттер, мне ведь пойдут красные глаза? – Эка его вставило, – удивлённо сказал Дин. – Давай-ка я его в комнату наверху сгружу, Герберт там всех перепивших велел складировать. – Не надо, я сам разберусь, – остановил его Поттер. – Дело твоё, – Томас пожал плечами. – Совсем уже ты, Гарри, с катушек съезжаешь. С Малфоями возишься… Ты давай береги себя, что ли. Он хотел было снова дружески хлопнуть Поттера по плечу, но тот шагнул в сторону, и его рука повисла, не коснувшись Гарри. – Всего хорошего, Дин, – процедил Поттер сквозь зубы. – И вообще, с катушек нельзя съехать, – внёс свою лепту Скорпиус. – Катуш – это маленький озёрный гном. Он тебе даже до колена не достанет, как ты с него съедешь? Только если их горкой навалить… Но Гарри не станет заниматься столь бессмысленным делом. Или станет? – он задумчиво посмотрел на Поттера. – Гарри, пойдёшь со мной ловить катушей? И катушек. – А вот пойду! – Гарри со смехом схватил Малфоя за руку и потащил к выходу. Протискиваться сквозь толпу оказалось почему-то очень весело – по крайней мере, так казалось Скорпиусу. Он смеялся, не понимая, над чем, собственно смеётся, пытался ущипнуть Поттера за задницу, но всё время промахивался, не дотягиваясь. – Почему твоя чёртова задница так далеко, хотя я точно знаю, что держу тебя за руку? – капризно спросил он и вдруг в ужасе уставился на зажатую в пальцах ладонь: – Или это не твоя рука?! – Может быть, и не моя, – согласился Гарри. – А зачем тебе нужна чёртова задница? – Чёртова – не нужна, – покачал головой Малфой. – На кой чёрт она сдалась? – Ни на кой! – решительно заявил Поттер и почему-то рассмеялся. Что было дальше, Скорпиус запомнил смутно. Помнил только, что было очень весело, потому что они с Поттером много смеялись. Сначала они вышли на улицу и то ли дошли до машины, то ли нет, потом вернулись на вечеринку, где Поттер раздобыл ещё один косяк, и скурили его, затягиваясь по очереди. Дальше воспоминания и вовсе сливались в расплывчатое пятно. Единственное, что Малфой знал точно – это то, что они с Гарри больше не целовались. По здравом размышлении – уже утром, снова проснувшись в поттеровской комнате для гостей, он решил, что так даже лучше. Поцелуи с Поттером он хотел помнить все. ___________________________________________ * – Гашиш - препарат конопли. Действие наркотика начинается с чувства жажды и голода, сухости во рту. Постепенно по всему телу разливается ощущение тепла. Появляются ощущение невесомости, желание прыгать, танцевать, принимать вычурные позы. Незначительные действия окружающих вызывают нелепый неудержимый смех. Становится невозможно сосредоточиться. Ассоциации возникают легко и быстро сменяют друг друга. Произносят набор фраз, часто незаконченных. Возникает быстрый поток мыслей. Все больше суживается контакт с окружающими, нарушается взаимопонимание с ними. Появляется импульсивность. Возникают массивные иллюзии, фантазии, все звуки приобретают особый резонанс, ощущение, что разговор идет в зале с усиленной акустикой [Э. А. Бабаян, 1988].

Фехтмейстер и ученик: ГЛАВА 4 На этот раз гостей в доме не было, а сам Поттер ещё спал. Скорпиус успел аппарировать в Менор, написать отчёт, принять ванну, переодеться и даже пообедать с родителями, но когда он вернулся, в особняке было всё ещё тихо. – Мне разбудить хозяина? – спросил открывший ему дверь домовик. – Не надо, – Скорпиус покачал головой. – Пусть спит. – Как это мило с твоей стороны, – раздался хриплый голос, и сонный Поттер появился на лестнице. – Доброе утро, – сдержанно поздоровался Скорпиус, с некоторым умилением рассматривая взъерошенного небритого Героя. – Выспались? – Мы опять на вы? – усмехнулся Гарри. Скорпиус, до этого не совсем представлявший, как следует себя вести, улыбнулся. – Ты ел? Я сейчас спущусь, – Поттер снова исчез, и почти сразу послышался шум льющейся воды. – Ну, чем сегодня займёмся? – бодро спросил он, входя примерно через полчаса на кухню. – Как всегда: анализы, кое-какие замеры, дыхательные упражнения… – начал перечислять Скорпиус. – Тьфу ты! Я не об этом! – перебил его Гарри. – Мы вчера о квиддиче говорили, я вот и подумал: может, полетаем? – Боюсь, я вам… тебе не соперник, – с сожалением покачал головой Скорпиус. – Во-первых, я тысячу лет на метлу не садился, а во-вторых, не обязательно же за снитчем гоняться. Можем что-нибудь ещё придумать, – Гарри смотрел на него так, будто отрицательный ответ воспримет чуть ли не как предательство. – Можем сыграть в гратт, – с некоторым сомнением предложил Скорпиус – в эту игру он последний раз играл только в детстве. – Во что? – удивлённо переспросил Поттер. – Гратт. Когда берёшь биты и мячик, и нельзя дать ему упасть на землю, – пояснил Скорпиус. – А ещё можно в сничит, но там мячики специальные нужны. – И что такое сничит? – поинтересовался Гарри напряжённо. – Когда выпускаешь кучу мячиков типа снитчей, но заколдованных немного по-другому – чтобы летали стаей и всё время мельтешили – и кто больше поймает. - Я всегда знал, что что-то упускаю в магической жизни, – тоскливо протянул Поттер. – На старости лет узнаю, что играть с детьми, оказывается, можно было не только в квиддич. Вот поэтому, – он подвинул к себе чашку с кофе, – я и ушёл фактически из магического мира в обычный. Здесь я на своём месте. – Может быть, просто нужен был хороший наставник? – Скорпиус посмотрел на него с вызовом, и Гарри его принял. – Может быть, – улыбнулся он. – Есть предложения? – Парк развлечений, – Скорпиусу не нужно было долго рыться в памяти. – Обычно туда детишек водят, но для нашей ситуации – самое то. Вот только он через час закрывается. – Значит, завтра, – решил Поттер. – А что сегодня? Гарри задумчиво почесал выглядевший самым свежим шрам на груди – майку он, как и вчера, надевать не стал – и, заметив, что Малфой буквально прикипел взглядом к его руке, понимающе хмыкнул. – Ладно, давай поедим, а там разберёмся. Кричер в мгновение ока накрыл на стол, снова не забыв поставить перед Скорпиусом приборы, отчего Гарри с удивлением на него покосился. – Обычно его всегда приходится просить подать что-то гостям, а порой даже по нескольку раз, – объяснил он. Скорпиус довольно улыбнулся и не стал развивать тему. Несмотря на вполне оживлённую беседу, за обедом в воздухе витало напряжение. Скорпиусу то и дело приходилось напоминать себе, что теперь можно называть Гарри на ты, и буквально силой заставлять себя не пялиться на его обнажённый торс. А ещё он никак не мог понять, чем же был для Поттера их вчерашний поцелуй – обещанием или минутной прихотью? Со свойственной ему рациональностью, он ещё утром решил считать верным именно последний вариант, но выкинуть из головы мысли о возможном продолжении никак не получалось. Дошло до того, что передавая после обеда Поттеру бутылочку с зельем, он вздрогнул, когда их пальцы соприкоснулись, и тут же разозлился на себя за такую откровенную потерю выдержки. Странный взгляд, которым его одарил Гарри, тоже не приободрил. «Прям хоть наркотики проси, – уныло подумал Скорпиус, идя вслед за Поттером в гостиную. – Глотнул бы таблетку, повис бы на шее, и пусть делает, что хочет…» – Ты чего такой унылый? – спросил Гарри, ложась на кушетку. – Мой добрый Кричер тебя случайно не отравил? – Он бы не посмел, – отмахнулся Скорпиус, подготавливая инструменты. Поттер привычно подставил руку под Режущее, но когда Малфой наклонился к нему, вдруг ловко схватил того за запястье, дёргая на себя. – Я придумал, чем мы займёмся вечером, – сообщил он, насмешливо глядя на растерявшегося Скорпиуса. – Как насчёт пары экспериментов? – Только пары? – нашёл в себе силы так же насмешливо отозваться Скорпиус. Ответить Поттеру он уже не дал, впившись в его губы жёстким поцелуем. Впервые на его памяти поцелуй получался таким, что Скорпиус не мог с уверенностью сказать, ведёт он или подчиняется, и это дурманило голову похлеще любого наркотика. Поттер отпустил его руку и обнял Малфоя, фактически затаскивая того к себе на кушетку. Недолго думая, Скорпиус сел на него верхом и упёрся руками в покрытую шрамами грудь. Он осторожно пробежался по ним пальцами и с силой потёрся бёдрами о поттеровский пах. Поттер в ответ подхватил его руками под задницу, усиливая прикосновения, и сел, давая Скорпиусу возможность обнять себя за шею. Одежда мешала, желание, так тщательно подавляемое все эти дни, застилало глаза серой пеленой, но Скорпиус понимал, что сейчас стоит предоставить инициативу Поттеру. К счастью, ждать пришлось недолго: в какой-то момент Гарри отпустил Малфоя, рванул на нём рубашку и вздрогнул, когда тот прижался к нему оголившейся грудью. Разорвав поцелуй, Поттер чуть отстранился, рассматривая худощавое жилистое тело Скорпиуса, пока тот стягивал с себя остатки рубашки. – Так непривычно, – сказал он, проводя рукой по твёрдым мышцам. Скорпиус напрягся было, но в следующий момент Гарри улыбнулся и сгрёб его в охапку, переворачивая и подминая под себя. – Если есть что-то, что я должен знать о процессе, прежде чем сдеру с тебя штаны, лучше скажи сейчас, – предупредил он. Скорпиус на секунду задумался – девственником он не был уже давно, так что особо подготавливать себя не видел нужды. – Ничего такого, – ответил он, нетерпеливо развязывая верёвочки, на которых держались поттеровские спортивные штаны, – только смазка не помешала бы. Он на секунду отвлёкся от своего занятия и дотянулся до стоящего у кушетки дипломата. Мазь от ушибов и растяжений подходила для таких целей идеально – это он знал на практике. Гарри некоторое время раздумывал, как снять с Малфоя его странные джинсы, на которых так и не появилось молнии, и в итоге просто стянул их вниз, заставив Скорпиуса зашипеть – грубая ткань больно проехалась по возбуждённому члену. Малфой обхватил его рукой и успокаивающе погладил. Гарри пару секунд следил за его движениями голодным взглядом, а потом оттолкнул руку Скорпиуса и сам сжал его член. – Чёрт, – выдохнул Скорпиус, сдёргивая с Поттера штаны. Сворачивая крышку баночки и намазывая поттеровский член мазью, он спешил как мог, но перед тем как направить его в себя, всё же помедлил и поцеловал Гарри в губы. Тот с готовностью ответил, и, почувствовав, что член упирается, куда надо, мощно двинул бёдрами. «Надо было сказать ему, чтобы был аккуратнее», – мелькнула запоздавшая мысль. Скорпиус замер, стараясь расслабиться, и Гарри остановился, обеспокоенно глядя на него. – Всё в порядке, – заверил его Малфой. – Дай мне минуту, а потом я хочу быстро и глубоко! Поттер хмыкнул и снова потянулся к его губам. Скорпиусу понадобилось куда меньше минуты, чтобы забыть обо всём и нетерпеливо вскинуть бёдра, приглашая. Дважды просить Поттера не пришлось – сделав пару пробных толчков и убедившись, что Скорпиус жаждет большего, он буквально впечатал того в жёсткое покрытие кушетки. Скорпиус изогнулся, ловя правильный угол, и просунул руку между их телами, накрывая ладонью член. Удовольствие скрутило внутренности, не давая вздохнуть самостоятельно – только подчиняясь быстрым ритмичным толчкам. Поттер гортанно застонал где-то рядом с ухом, и Скорпиус отозвался жалобным всхлипом. Следующего стона Малфой уже не услышал – оргазм поглотил все другие ощущения. – Не знаю, как ты, а я считаю эксперимент удачным, – сказал Поттер, отдышавшись. – Я бы даже сказал, что результаты сильно превзошли мои ожидания. – Так уж и сильно? – недовольно ответил Скорпиус, но впечатление портила широкая улыбка, которую он никак не мог спрятать. – Но для достоверности желательно повторить исследования как минимум трижды. – Нет уж, если уж исследовать, то обстоятельно! – возразил Поттер, с неохотой понимаясь. – Пойдём, я покажу тебе свою лабораторию. Там есть замечательный экспериментальный полигон. Двуспальный. *** Значительно позже, лёжа на поистине гигантской поттеровской кровати, Скорпиус задумчиво водил пальцем по шраму от Сектумсемпры и думал, нужно ли на всякий случай отправить домой сову. Вряд ли родители начали бы его искать, но как минимум обеспокоиться, куда запропастился сын-домосед, должны были наверняка. Он уже совсем было надумал вызвать домовика, когда Гарри ткнул его пальцем в лоб и весело поинтересовался: – Ну чего ты опять смурной? Интересно, если бы я не накачал тебя наркотиками, ты вообще когда-нибудь понял бы, что такое настоящая жизнь? – Разве она настоящая? – удивился Скорпиус. – Она яркая, как конфетный фантик и пахнет так же вкусно, но саму конфету не заменит. – Может и так… Ты, мастер великих аналогий, – Поттер пихнул его локтём в бок. – Таблетку будешь? – Буду, – Скорпиус согласно кивнул и тоже ткнул Гарри под рёбра. – Ту, которую ты мне в чай подмешал. Будем трахаться всю ночь. Он дождался, пока Поттер переберёт свои запасы и закинул в рот предложенную таблетку. – Да хоть год… – Гарри убрал пакетики с наркотой обратно в стол и вернулся на кровать. – Хотя, думаю, надо действительно пересмотреть отношение ко всей этой дряни, – он повертел таблетку в руках и лишь потом проглотил. – Знаешь, – он повернулся к Скорпиусу, – руку и сердце не обещаю, но ближайшие два месяца твоей практики мы можем провести фантастически. А там посмотрим. – Замётано, – улыбнулся Скорпиус и толкнул его на кровать. Экстази начнёт действовать только через полчаса, а значит, у него ещё куча времени, чтобы распробовать настоящий вкус жизни. Ну и Поттера, конечно. КОНЕЦ

lady_jane: В этом фике есть то, что я так давно ждала - драйв. Понравилась идея, понравилось исполнение, понравился легкий, уместный юмор. Даже несколько открытый конец понравился - что бы там у них не случилось дальше, в любом случае каждый из этих двоих понял что-то важное для себя. п.с. Баннер просто замечательный! Забыла оценку: 10/1

alvarya: Прочитала первым, заценила, понравилось. Легкий, захватывающий текст, но чего-то не хватает. Может, я просто не поняла зачем все это было? Как будто поманили конфеткой, а дали фантик))) Текст противников в этом отношении показался вкуснее, хотя стиль автора тяжеловат на мой вкус. Вроде и придраться здесь не к чему, но и удовольствия не получила. Нц в конце какая-то вялая. Так жарко было поначалу читать, а оно так как-то все в пустой пар изошло. Но это я придираюсь. 10/2 http://www.diary.ru/~alvarya/

noel*: Читалось очень легко. Гарри получился, я даже в него поверила. Образ Скорпиуса какой-то совсем никакой. И тема наркотиков, последнее время как-то часто всплывающая. Понравилось, что не стали углубляться в ангст, не стали показывать неприглядную сторону, обоснуй с невозможностью магов-наркоманов мне понравился. ну и гаррискорп, я его так ждала на этом конкурсе :)

noel*: 7/1, если что...

мышь-м.: М-да, наркотеги сильно волнуют некоторую часть фэндома, как я смотрю. В начале был совсем какой-то простой незамысловатый стиль, сильно сквикнувший, но потом стало получше. Но бету бы попинать... "Что б тебя", "хочу прокататься" и ещё несколько косячков, уж не помню, где. К сожалению, то воплощение образов ГП и СГМ, которое команда на протяжении почти всего конкурса представляет, мне совсем не близко( Впечатление подпортилось сразу с шапки - просто я уже утомилась и заскучала от этих лиц, к тому же, фестовые коллажи с ними весьма мало друг от друга отличаются - как варианты одного и того же. Сам текст... Ну, как-то не сильно тронуло, хотя местами было забавно. 7/1

Toriya: Правильно здесь выше сказали. Удивительно драйвовый фик! Как будто летишь с горы и даже головой вертеть не успеваешь, чтобы хоть как-то обозреть окрестности)) Гарри, ушедший в отрыв, как ни странно, понравился. От него так и веет мужественностью и силой, несмотря ни на что. Хорош, зараза! Всеми силами желаю Скорпи суметь его повязать по всем статьям и принять в безраздельное владение))) Спасибо, автору! И артеру за чудесный коллаж! 10/2

Tiana: 8/1 Начало показалось несколько странным, а обоснуй появления Скорпи в доме Поттера -сомнительным. "стараться как можно дольше удерживать Поттера от приёма наркотиков любыми способами" - не очень-то это у него получилось. Совместные развлечения Скорпи и Гарри написаны неплохо, живо и интересно, и открытый финал тоже к месту. Энцы маловато для фика с рейтингом - все-таки одно упоминание смазки и члена не делает описание секса энцой. И еще - пара мелких придирок. "делать видимость" весьма сомнительное выражение.Либо "делать вид", либо "создавать видимость" Выкрасить волосы, и при этом явиться с документами, в которых его настоящее имя и фамилия матери - где логика?

Фехтмейстер и ученик: lady_jane огромное спасибо за замечательные слова и высокую оценку! И баннер действительно замечательный! alvarya alvarya пишет: Может, я просто не поняла зачем все это было? ну, на мой взгляд, в жизни иногда случаются вещи, когда что-то просто происходит. Вот в этот раз всё сложилось именно так) И я убеждена, что такое вполне могло быть в каком-то ответвлении ГПшной реальности А НЦа... Не в НЦ тут было счастье Спасибо большое за высокую оценку! noel* очень жаль, что Скорпиус вам показался "никаким" Мне лично кажется, что он мало уступает Гарри, но, возможно, это авторское видение noel* пишет: Понравилось, что не стали углубляться в ангст, не стали показывать неприглядную сторону, обоснуй с невозможностью магов-наркоманов мне понравился. Намерения утяжелять текст не было никакого)) Понимаю, что это странно смотрится - предупреждение про наркотики в сочетании с жанром "романс", но по-моему, получилось спасибо за оценку! мышь-м., тут как никогда уместно высказывание про фломастеры как бы то ни было, спасибо за оценку и первое место Toriya, Гарри, ах, Гарри! И правда, хорош Скорпиус умный мальчик, он своего не упустит Спасибо за тёплые слова и высокую оценку!

Фехтмейстер и ученик: Tiana Tiana пишет: "стараться как можно дольше удерживать Поттера от приёма наркотиков любыми способами" - не очень-то это у него получилось. так это же предлог) Что там на самом деле происходит никому не важно Tiana пишет: Совместные развлечения Скорпи и Гарри написаны неплохо, живо и интересно, и открытый финал тоже к месту. Спасибо огромное! Это то, чего я хотела! Tiana пишет: Энцы маловато для фика с рейтингом - все-таки одно упоминание смазки и члена не делает описание секса энцой. Рейтинг выставляется не только за НЦу. Подробные описания действия наркотиков оправдывает рейтинг с лихвой даже без секса) Спасибо за оценку!

Becky Thatcher: Понравилось) 8/2

Margaret111: 8/1 http://www.hogwartsnet.ru/mfanf/member.php?l=0&id=30923

tash: 9\1 http://www.diary.ru/member/?1412583

Silverina: Спасибо, понравилось 9/1 http://newmoon.diary.ru

nataljaolenec: Просто потрясающе! Мне безумно понравилось! 10/1

Души Романтиков: 9/1 http://pay.diary.ru/member/?1439841

blast manor: Уважаемая команда, или у вас один автор пишет все фики, или Гарька - бонвинван, любитель детских парков и звезда танцпола, - командный символ в рамках данного конкурса 8/1

Mila Badger: 9/1

Toma: 9/1

Shellar: 10/1 http://www.diary.ru/member/?545604

Фехтмейстер и ученик: Becky Thatcher Margaret111 tash Silverina Души Романтиков Mila Badger Toma Shellar Огромное спасибо за высокие оценки и первые места! nataljaolenec nataljaolenec пишет: Просто потрясающе! Мне безумно понравилось! это очень приятно слышать! blast manor blast manor пишет: Уважаемая команда, или у вас один автор пишет все фики, или Гарька - бонвинван, любитель детских парков и звезда танцпола, - командный символ в рамках данного конкурса да уж! Shellar большое спасибо за отзыв в дайри (автор высоко сидит ) если не секрет, почему понравилось только со второго прочтения?

irk-fiona: 8/2 http://irk-fiona.livejournal.com

Nairi_nai: 10/1 http://www.diary.ru/member/?1324167/

ScorpiusMalfoy: Обожаю такого Скорпиуса, хотя его мааало. х) спасибо! 10/1

Rosamond: 8/2 http://www.diary.ru/member/?1313652

open: Гаря такой живой. аж не верится, шо он это. Сорпи такой опытный. шалун. очень живо описано. порадовали некоторые моменты описания поведения героев под дурью. тока вот ссылки разъяснительные - не бонтон. бете привет пламенный! описки-ошибки... гомосексуал. без -ист. так принято писать. спасибо за приятный фик. 9/1 З.Ы. и уж не уверен, что гаря - бонвинван http://pay.diary.ru/member/?1591603

без числа: 10\1

Caio: 9/2

Lesya_666: 10/1 http://www.diary.ru/member/?1170372

Фехтмейстер и ученик: irk-fiona Nairi_nai ScorpiusMalfoy Rosamond open без числа Caio Lesya_666 Большое спасибо за отзывы и оценки open, а он и не это слово)))

Basilya: 9/1

Sirenale: 7/1

Besucher: Куда-то коммент пропал! ((( Извините, если повторюсь. Эк Поттера понесло! Но скорость, с которой Мальчик-который-выжил отжигает, впечатляет. Такой... в темпе фик. Понравился, да! 9/1

Neprikayannaya: 9/2

Zolushka75: 10/1 http://www.diary.ru/member/?1616710

elari: 10/1 не оторваться, правда местами были шероховатости, увы внятно объяснить не могу

ShishOla: Очень понравился Гарька тут. Не желающий ни смириться с реальностью, ни изменять ее - этакий идейный прожигатель жизни))) Скорпиус тоже получился достаточно интересным, но он скорее оттеняет Поттера. 9/1 http://www.diary.ru/member/?1449294/

морис: 9/2 http://www.diary.ru/~moriss/

hentony: автору -- спасибо)) Очень понравилось! Хотелось бы теперь увидеть, кто написал это чудо))

Катори Киса: hentony я написала )))) Товарищи, всем огромное спасибо за оценки!!! Я очень-очень-очень волновалась, так как фик вышел очень неоднозначным )))) А ещё я написала его за три дня, практически не отходя от монитора - так она меня вставил ))))) Не хуже таблеток )))))))))))))))))) Ня!

hentony: Катори Киса круто!! Молодец)))

Катори Киса: hentony спасибо! ))))

Fruzya: Фик очень понравился! Прадва, неожиданно закончился - мне кажется, тут неплохое бы макси получилось! Гарри такой прям, как надо. Жаль, конечно, что он нашёл успокоение в наркотиках, но я вижу некоторое предубеждение в себе на этот счёт, и спешу себя уверить, что не так это страшно, ведь обоснуй как раз говорит нам о незначительном воздействии заразы на организм мага! На самом деле у меня мысли сразу заработали в таком направлении, как можно помочь магглам справиться с наркотиками, учитывая такую особенность магов. Но ничего не придумалось - ведь в магглах магии нет, с которой яд может взаимодействовать, вот такая печаль. Вот о чём меня фик заставил задуматься, автор!!! А вообще мне показалось, что эта история о двух людях, которые повстречались не просто так: они словно лекарство друг для друга - первый помог второму распознать своих демонов, а второй, в свою очередь, помог первому пусть на чуть-чуть - но вылезти из своей скорлупы. Я вижу прекрасную перспективу, вытекающую из этого текста: они помогут друг другу, и даже неизвестность по поводу долговечности их отношений меня не смущает, ибо они оба более чем трезво оценивают ситуацию! А девок я не люблю! – доверительно проорал он во всю глотку . – У них члена нету! Тут я оборжалась просто! Значит, он действительно не ошибся: самый большой шрам, пересекавший грудь Героя, был от Сектумсемпры. а тут у меня возник вопрос, когда это Драко в Гарри сектусемпрой кидал. Или это не Дракина сектусемпра, а чья-то другая? И Скорпиус узнал шрамы, ибо видел точно такие же у отца? Просто разговор шёл как раз про разногласия между Малфоем и Поттером, вот мне и показался странным этот момент.... Всё это время Уизли молча смотрели на них с таким выражением лиц, словно Скорпиус признался, что они с Поттером всю ночь насиловали лягушек. Я не могу!!! До самого последнего момента читалось, что там про секас, а не про задушевные игры с лягушками... Дай мне минуту, а потом я хочу быстро и глубоко! Всё, автор, ты сделал мой день! Пойду умыл тебе напишу.

Катори Киса: Fruzya, как же я обожаю твои комменты ))))) Ты - сплошной позитив )))))) Я рада, что тебе таки понравился фик )))) А про сектусемпру объяснила в дайриках



полная версия страницы